Вера Михайловна Еремина

Вера Михайловна Еремина
Род деятельности: 
преподаватель

Вера Михайловна Еремина (род. 1949) — секретарь Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Преподает историю Церкви и историю литературы в Российском Православном Университете во имя святого Иоанна Богослова при Отделе религиозного образования и катехизации Московского Патриархата.

Один французский врач доказал, что человек, потерпевший кораблекрушение, умирает не от голода и жажды, а умирает от страха. По-настоящему размеры бедствия определяются тремя дополнительными факторами: маловерие, уныние и страх.

3
0
3

Что такое мудрость? Сюда ведь входит и такт, умение, подход, то, что мы называем по-русски. Осторожность. И еще какая-то особая грань смирения и решительности, снисхождения и справедливости.

2
0
2

Члены первенствующей Церкви имели все общее (Деян. 4.35,42). Позднее эту общность хотели представить как некий коммунизм, но между первенствующей Церковью и коммунизмом существует глубокая разница. Для коммунизма характерно принудительное обобществление имущества и управление им, а в первенствующей Церкви люди сами, добровольно продавали свое имущество, чтобы не терять драгоценного времени на управление им. Членам первенствующей Церкви предстояла еще и миссионерская деятельность. В этой Церкви все распределялось, но именно по нужде, а не как уравниловка. Все знали нужды друг друга – можно сказать, что такое состояние можно сравнить с неудержимой благотворительностью. Все постоянно пребывали в общении, в молитве, и времени для управления хозяйством у них не было. Это была совершенно особая жизнь, которую можно было бы назвать «райской».

0
0
0

В чем опасность уединенного подвига? У человека может быть вкус духовный — т. е. никакое земное стяжание — ни власть, ни успех, ни слава мирская — ничего ему не нужно. Вкус может быть духовный, но противоположный любви. Человеку, повторяю, не нужно земное стяжание. Но любит он в глубине души одного себя. А не Господа.

0
0
0

Сейчас для нас очевидно, что человеческая воля во Христе принадлежит Его человеческому естеству, а не Личности (Ипостаси), т. к. если бы человеческая воля принадлежала Его личности, то и было бы противоречие или борение воль (чего, конечно, быть не может). А вот естеству, т. е. естественная воля, естественное хотение – это безусловно существует, но это раскрывает только Максим Исповедник.
А тогда из антропологии Максима Исповедника – у человека две воли: одна – естественная и, потому, испорченная из-за испорченности естества, а другая воля выбора (термин Максима Исповедника) – она то и есть истинно свободная.
Естественную волю можно подавить – наркотиками, лекарствами и т. д., это еще и... «хочется». Апостол Павел: … «от вне нападение, изнутри – страх…» – какой страх? – конечно, естественный. А воля выбора – всегда свободна, при любых допросах, при любом гипнозе, при всем! Поэтому, если на какого-то человека подействовали, то только потому, что дал на себя подействовать.

0
0
0