эпоха

Сталинская эпоха была великой по масштабам событий и мероприятий. Последние измерялись миллионами участников. Вступление в партию — миллионы. Образование слоя начальников — миллионы. Ликвидация класса единоличного крестьянства — миллионы. Репрессии — миллионы. Стройки — миллионы. Ликвидация безграмотности — миллионы. Армия — миллионы. Потери в войне — миллионы. И так во всем.

0
0
0

Первым делом я отбросил оценку сталинской эпохи как преступной. Понятие преступности есть понятие юридическое или моральное, но не историческое и не социологическое. Оно не применимо к историческим периодам, к целым обществам и народам. Сталинская эпоха была страшной. В ней совершались бесчисленные преступления. Но нелегко говорить о ней в целом как о преступлении. Нелепо также рассматривать как преступное общество, сложившееся в эту эпоху, каким бы плохим оно ни было.

0
0
0

Если вернуться на несколько сотен лет назад, все, что мы сегодня считаем обычными вещами, покажется магией — разговоры на расстоянии, передача изображений, полеты, пророчества, основанные на обработке огромных объемов информации. Несколько сот лет назад это выглядело бы как волшебство.

3
0
3

Если человек считает, что предпочел бы жить в другую эпоху, весьма вероятно, он просто плохо учил историю. В прошлом жизнь была полным отстоем. Люди очень мало знали и имели много шансов умереть в молодости от какой-нибудь ужасной болезни. Возможно, в вашем возрасте у вас уже выпали бы все зубы. Для женщины это была бы совсем ужасная ситуация.

2
0
2

Усі вже звикли: геніїв немає.
Поснулим душам звелено хропти.
Епоха несприятлива – ламає
іще в колисці геніям хребти.

Колись, давно, були якісь гіганти.
Тепер зручніші виміри – пігмей.
Напівнездари чи напівталанти,
в космічний вік – дремучий Птолемей.

Привыкли все — нет гениев, и всё тут.
Ведь спящим душам велено храпеть.
Плоха эпоха — набекрень своротит
и в колыбели гению хребет.

Давно, когда-то, были там, гиганты.
Теперь удобней — если ты пигмей.
Полубездарности, полуталанты,
в эпоху космоса — дремучий Птолемей.

2
0
2

— Почему мне кажется, что Пилфри мне угрожает?
Ты чувствуешь, что я зашел на твою территорию. Ты чувствуешь, что я моложе тебя. Так и есть. Тебя пугают мои идеи.
— Идеи? У тебя есть идеи?
— Что у меня есть, это — будущее, Пол. Сними со стены графики и планы, выброси степлер, мы вступаем в цифровую эру. Онлайн операции, медицина без бумажек. Цифровая болезнь, цифровое лекарство. Это точка отсчета, люди. Мыслите цифрами.

0
0
0