ложь, обман

Я все такой же, как прежде. Тот человек, которым я был раньше, все еще здесь,
Но ложь становится все больше, убивая меня изнутри.

I’m still the same me. The me from before is still here but,
The lie that’s gotten too big Is trying to swallow me up.

0
0
0

Нет, я не призрак. Я должна была бы им быть, так как ты меня убил. Ведь ты меня убил, не так ли? Это ты воспользовался моим обмороком и повесил на дереве. Граф де ля Фер убил свою жену и скрывается под именем Атос. Ты должен был обрадоваться, увидев меня живой — это бы доказывало, что ты не законченный убийца.
— Я не скрываюсь, я пытаюсь забыть.
— Забыть? Что забыть?
— Твое предательство, твое вранье.
— Мой секрет. Ты даже не дал мне объясниться. Ты казнил меня, приговорил к смерти без суда!
— Ты обманула меня самым гнусным способом, ты меня обесчестила. Зачем ты вернулась?
— Чтобы отомстить тебе! Чтобы рассказать правду, чтобы увидеть твои боль, страдания, сожаления!
— Сожаления? Как ты можешь думать, что между нами все еще возможна любовь? Ты безумна! Как случилось, что ты жива?
— Да, я жива. Я жива, более чем!

1
0
1

— Если бы был ангел и демон, кто бы говорил мне ложь?
— Разве не демон. Ну, ангел — это посланник Бога, он не может лгать.
— Тогда... Я бы хотела подружиться с демоном.

1
2
-1
1
0

Если, например, вы кому-нибудь соврёте, то кому это повредит на самом деле? Вам же. Вам придётся нести бремя воспоминаний о своей лжи, заметать следы и, возможно, плести целую сеть новых обманов, чтобы не раскрылась первоначальная ложь.

2
0
2

Каждый раз, когда человек врёт,
Он убивает небольшую часть этого мира.
Ложь — это смерть,
Которую человек ошибочно называет настоящей жизнью.

When a man lies,
He murders some part of the world.
These are the pale deaths
Which men miscall their lives.

3
0
3

Я схожу по тебе с ума, ты об этом прекрасно знаешь, но у каждого есть определенная грань — я достиг своей. Больше никаких игр, больше никакой лжи, никакого Фила, Ника, либо я и только я, либо все кончено. И я никогда тебя больше не увижу.

3
0
3

Отец — изменник, мама?
— Да, он им был.
— А кто такой изменник?
— Тот, кто, поклявшись, лжет.
— Так, значит, всякий, кто это делает, — изменник?
— Да, всякий, кто так делает, — изменник, и должен быть повешен.
— Значит, надо повесить всех, кто, раз поклявшись, лжет?
— Да, каждого.
— Кому ж их надо вешать?
— Конечно, честным людям.
— Ну, тогда те, кто клянутся и лгут, — просто дураки, ведь их столько, что они сами могли бы избить и перевешать честных людей.

3
0
3