огонь

Что-то есть в твоем сердце
И в твоем взгляде.
Это пламя внутри тебя.
Позволь ему пылать.
Ты не желаешь удачи,
Ты говоришь «не сдавайся».
Это пламя внутри тебя.
Позволь ему пылать.

There's something in your heart
and it's in your eyes
It's the fire, inside you
Let it burn
You don't say good luck
You say don't give up.
It's the fire, inside you.
Let it burn.

4
0
4

Но нет, моей печали нет конца.
К чему же факел мне просить?
Морис, и твоего достаточно огня,
чтоб от него воспламенить
и душу, и окрестности, и город.
...
— Морис, давай запьем, станем пьяницами или будем выступать на собраниях с разными предположениями, начнем изучать политическую экономию. Но ради Бога, давай никогда не влюбляться. Давай любить только Свободу.
— Или Разум.

1
0
1

Враг разрушил две клетки; в третьей же, уцелевшей во время бегства, огонь ослабевал, бледнел и постепенно уменьшался. Он был так слаб, что не мог поедать даже болотные травы; он дрожал, как больное животное, обратившись в небольшое насекомое красноватого цвета, и каждое дуновение ветра грозило его погасить… потом он вовсе исчез… Уламры бежали, осиротевшие, в осеннюю ночь.

0
0
0

Даже в самые тяжелые времена поддерживали они в нем жизнь, охраняли его от непогоды и наводнений, переносили его через реки и болота; синеватый при свете дня и багровый ночью, он никогда не расставался с ними. Его могучее лицо обращало в бегство львов, пещерного и серого медведей, мамонта, тигра и леопарда. Его красные зубы защищали человека от обширного страшного мира; все радости жили только около него! Он извлекал из мяса вкусные запахи, делал твердыми концы рогатин, заставлял трескаться камни, он подбадривал людей в дремучих лесах, в бесконечной саванне, в глубине пещер. Это был отец, страж, спаситель; когда же он вырывался из клетки и пожирал деревья, он становился более жестоким и диким, чем мамонты.

2
0
2

– Вероника, добро пожаловать в Речных Лисичек. Бетти... удачи в следующий раз.
– Погоди... что? Почему? Потому что ты не смогла превратить Бетти в стерву?
– Мне нужны девочки с огнём в команде.
– Я знаю, что тебе нужно, Шерил. Потому что знаю, кто ты. Ты предпочитаешь, чтобы люди тебя боялись, а не любили, поэтому ты используешь страх и запугивание. Ты богата, так что тебя никогда не привлекали к ответственности, но я живое доказательство, что эта уверенность, это право, которое ты носишь на голове, словно корону, оно не на долго. В итоге, придёт расплата. Или, может, эта расплата уже настала, и, может, эта расплата – это я. Бетти и я идём в комплекте. Хочешь одну – берёшь обоих. Ты хотела огня? Извини, Шерил-бомбочка, моя специальность – лёд.

– Veronica, welcome to the River Vixens. Betty... better luck next time.
– Wait… what? Why? Because you couldn't bully Betty into being a bitch?
– I need girls with fire on my squad.
– I know what you need, Cheryl. Because I know who you are. You would rather people fear than like you, so you traffic in terror and intimidation. You're rich, so you've never been held accountable, but I'm living proof, that certainty... that entitlement you wear on your head like a crown... it won't last. Eventually, there will be a reckoning. Or... maybe that reckoning is now and maybe, that reckoning... is me. Betty and I come as a matching set. You want one, you take us both. You wanted fire? Sorry, Cherry-bombshell, my specialty's ice.

1
1
0
0
0

Аня покачала головой:
— Раз уж ты такой великий лесной человек, то мог бы попробовать развести огонь первобытными средствами.
— Милая барышня, кроме спичек и зажигалки, я умею пользоваться только огнеметом. Всякие трущиеся палочки и куски кремня не внушают мне доверия. Боюсь, что с их помощью, мне и до старости костер не разжечь. Можно попробовать стукнуть тебя по лбу, говорят, что после этого из глаз вылетают искры, но думаю, ты на этот эксперимент не согласишься.

1
0
1