отец

— Не отводи глаза. Ты добрая, умная девочка. Хватит витать в облаках, посмотри на людей, на крови которых построено твое благополучие.
— Я понимаю, честное слово. Наверно, мой отец совершил страшные злодеяния, но для меня, он добрый, любимый папа. Он всегда был ласков со мной, как бы я не капризничала, как бы я не выводила его из себя своими проказами.

1
4
1
0
1

— Вы знаете Саторнино Кавалло?
— Знаю ли я его? Да, это я и есть! Сынок, обними меня!
— Папа! Папа!
— Сынок, наконец-то!
— На кого ты похож, папа. Бедный папа. Я тебя уже давно ищу, а тут ты меня нашел. Какая радость. Я так счастлив, папа!
— Скажи, сынок, ты ведь работаешь, да?
Нет, папа, но я найду работу.
— Но, ты ведь привез из Италии какие-то деньги?
— Нет, ни одной лиры.
— Лиры? Но доллары какие-нибудь скопил?
— Нет, папа.
— А квартира у тебя есть? Хоть каморка?
— Нет.
— Нет!? И ты хочешь, чтобы я был твоим отцом?
— Но ты же сказал, что ты мой отец?
— Я твой отец!? Да пошел ты к черту, нахрен мне такой сын нужен!
— Но, ведь тебя зовут Саторнино Кавалло?
— Какой Саторнино Кавалло, меня зовут Эмануэле Опуццо, мой отец закончил университет, мать — врач, думаешь, им нужен такой внук? Лучше катись в свою Италию!
— Тогда, знаешь что, «папа»? Ты старый хрен!

2
0
2

— Ну, скажи-ка, «сынок», сколько тебе лет?
— Двадцать четыре.
— Выходит, ты родился, когда мне восемь лет было?
— А тебе сколько?
— Тридцать два.
— Ну ты загнул! Ты ж весь седой!
— Это мука!

Пояснение к цитате: 

Пеппино искал своего отца и по ошибке принял другого человека за него.

2
0
2

Все знают, откуда берутся дети,
Но никто не знает, откуда берутся папы.
<...>
Где ты, папа, где ты?
Где ты, папа, где ты?
Где ты, папа, где ты?
Где же ты, где ты, папа, где ты?

Tout le monde sait comment on fait les bébés
Mais personne sait comment on fait des papas,
<...>
Où t'es papa où t'es?
Où t'es papa où t'es?
Où t'es papa où t'es?
Où t'es où t'es où papa, où t'es?

1
0
1

Именно потому матери больше, чем отцы, любят своих детей: они прекрасно чувствуют в детях больше своего, чем отцы. По названной причине, сдается, и мы более привязаны к матери, нежели к отцу, и, по-видимому, отца мы почитаем, но только мать по-настоящему любим.

1
0
1

«Как-то отец сказал что-то такое, что я заплакала. И сразу же он начал высмеивать меня. Он изображал, как я плачу и говорил: «Смотрите на эту уродину. Чтобы я этого не видел». Он говорил мне, что я отвратительна и чтобы я прекратила распускать нюни».
В результате Джеки перенесла в свою взрослую жизнь ощущение одиночества и изоляции в стрессовых ситуациях. Вместо того, чтобы искать утешения, она научилась обвинять себя, что еще больше обострило ее боль. <...> Джеки попала в ловушку модели самонаказания в моменты душевной боли. Она перехватывала у отца эстафету. Она стала своим самым заклятым врагом.
Одним из разрушительных последствий этого во взрослой жизни Джеки стало то, что она любой ценой избегала любых болезненных решений или столкновений. Однако взрослые должны делать иногда выбор, например, пересмотр или завершение болезненных взаимоотношений, что обязательно сопряжено с душевной болью. Если избегать этих выборов, боль отягощается самообвинениями и самонаказаниями.

0
1
1

Этот чудесный, щедрый отец в противопоставлении сердитому и тираничному сформировал у юной Джеки некий мифологизированный образ мужчины. Знание того, что она временами может купаться в сиянии отцовской любви, сделало его жестокие выпады еще более разрушительными для Джеки.
Дилемма Джеки состояла в том, что когда ее могущественный обожаемый отец проявлял свою любовь, она чувствовала себя замечательно, но когда он был жесток, Джеки ощущала страх, отверженность, растерянность.
В браке с Марком Джеки столкнулась с той же самой моделью. <...> Как бы она себя ни ощущала, от нее ожидалось, что она будет по-прежнему преданной и лояльной Марку точно так же, как в детстве она должна была хранить преданность и лояльность отцу, даже если он обращался с Джеки плохо.
Поведение Джеки было основано на мощных установках, суть которых состояла в следующем: ТВОИ ЧУВСТВА НЕ ИМЕЮТ ЗНАЧЕНИЯ, ДАЖЕ ЕСЛИ МУЖЧИНА ОБРАЩАЕТСЯ С ТОБОЙ ПЛОХО, ТЫ ДОЛЖНА ЛЮБИТЬ ЕГО.

0
1
1

Лоррэйн переводила часть гнева Ната с себя на дочь. Джеки приняла эту ответственность и поверила, что когда отец сердится, именно она должна его улестить. В результате энергия, которую она должна был потратить на свое эмоциональное развитие, была направлена на сосредоточенную помощь матери в поддержании мира в доме. Девизом мамы и дочки стало: «Не надо сердить папу».

0
1
1

Любые отношения отцов с дочерьми включают свою долю конфликтов и разногласий, однако если главный тон в них задает любовь и уважение, девочки развивают ощущение доверия и безопасности в отношении мужчин.

1
1
2

Пассивный отец, отказываясь открыто выступить против доминирующей жены, не только отрекается от своей роли в эмоциональном развитии сына, но и укрепляет у него представление о том, что все женщины скрывают в себе контроль и угрозу. Мальчик думает, что если уж сам папа ничего не может сделать с женщинами, то куда уж мне.

0
1
1