солдаты

Хорошим солдатом становишься тогда, когда к жизни и смерти начинаешь относиться одинаково — одинаково безразлично. Тебе уже безразлично — выживешь ты, или умрешь. Тогда люди начинают делать вещи на которые человек, казалось бы, не способен. То, что потом назовут «подвиг». И это и вправду страшно. Что война делает с людьми... Своя-то жизнь не стоит ни копейки, не то, что чужая. Возвращаться потом очень тяжело. Годами. Десятилетиями. Некоторым, чтобы вернуться, так и не хватает всей жизни.

0
0
0

Я ясно увидел, что эти люди, молчаливо шагающие в солнечном блеске, омертвевшие от усталости и зноя, качающиеся и падающие, — что это безумные. Они не знают, куда они идут, они не знают, зачем это солнце, они ничего не знают. У них не голова на плечах, а странные и страшные шары.

Пояснение к цитате: 

солдаты на войне

1
0
1

Ты проходишь отбор, получаешь назначение в отряд и становишься штурмовиком. Ты обычно начинаешь как штурмовик, и как бы постепенно растёшь в ранге. В какой-то момент тебе предлагают перейти в снайперы, если у тебя есть способности к этому.
Мне нравится быть штурмовиком, просто потому что в этом больше жизни: ты всегда в центре событий, зачищаешь помещения... А как снайпер ты был бы снаружи, обеспечивая прикрытие для таких ребят. Люблю быть в эпицентре, быстро ведя зачистку комнат.
У нас масса разнообразного снаряжения для различных задач. На оружии, обычно, инфракрасные лазеры, на мне — прибор ночного видения... Где-то половина штурмовиков использует тепловизоры. Штурмовики могут, скажем, подплыть к берегу и взять там цель — для этого нужно одно снаряжение. А если планируется штурм судна, потребуется что-то другое. Если ставлю глушитель на M-4, то обычно у меня с собой и пистолет с глушителем, чтобы выдержать общую тишину. Если при мне MP-7, который вообще очень тихий, то я беру ещё и 40-мм гранатомёт.
Чтобы достичь уровня подготовки, называемого «первым рангом», нужны годы тренировок. Я много лет провёл в обычном отряде морской пехоты перед тем, как меня заметили. Потом ещё долгий процесс отбора — и только тогда первый ранг, а там... В общем, я уже восемь лет в отряде — и всё ещё учусь, работаю над собой.
Думаю, штурмовики — основа отряда: ведь это они непосредственно заходят на цель и зачищают объект. У всех своя работа, но именно штурмовики входят через дверь и выполняют задачу, сталкиваясь с тем, что ждёт их за ней. Многие называют себя штурмовиками, но настоящих я знаю очень много.

0
0
0

Умение работать в команде — важная штука, так ведь? То есть, без работы в команде вообще ничего не выйдет. Никакой разницы, офисный ты работник или «морской котик» — это обязательная основа. Как нас учили, главное в морской пехоте — это стрелять, передвигаться и взаимодействовать между собой. Если команда делает это хорошо, у неё всё получится. Если все в команде понимают друг друга, умеют стрелять и эффективно перемещаться, то такой отряд никто не остановит. Нужно быстро реагировать на смену обстановки — не важно, вступаешь ли ты в бой или отходишь.
Команда состоит не из одних морпехов. Есть ещё пилоты вертушек и парни из разведки — они находят для нас цели. Мы — самые обычные ребята, и мы делаем обычную работу. Просто мы максимально посвящаем себя цели, и готовы идти на риск. Нам не слишком много платят, в нас часто стреляют — сами понимаете... Работа опасная, но есть, что удерживает нас вместе и заставляет продолжать своё дело. Мы не думаем, что мы какие-то особенные.
В общем, по всему миру профессионалы заняты своим делом. И мы тоже.

0
0
0

В штурмовом отряде вперёд высылаются снайперы, а потом отряд направляется к цели задания. Наводчик в отряде обычно идёт перед командой из 6-8 человек. Чаще всего, он идёт впереди, а сразу за ним — командир отряда. Когда отряд приближается к цели, снайперы занимают позиции, а потом — штурмовики начинают захват. Наводчик пробирается вперёд и смотрит, какие двери открыты, какие закрыты, что придётся взламывать. Потом наводчик и взломщик решают, как они будут работать: использовать взрывчатку или болторез, может быть, взломать замок... В общем, какую бы технику или метод они не выбрали, их задача — открыть нам путь к цели.
Когда мы входим... Знаете, обычно тут не до команд — я не указываю людям, что им делать, куда идти и стрелять. Они уже большие мальчики — мы все уже давно занимаемся этой работой, и мне нет смысла рассказывать им, как её выполнять. Мы просто заходим в здание и зачищаем его. Мы работаем быстро и агрессивно — в нашем деле медлить нельзя. Парни учатся этому многие годы, чтобы в конце концов достигнуть уровня бойца первого ранга — он играет важную роль.
Для каждого задания оружие и снаряжение подбирается по-своему — каждое новое задание отличается от предыдущего. Для какого-то задания решаешь использовать 10-дюймовый HK-416 с глушителем и MP-7, для другого — 14-дюймовый с оптическим прицелом и 762, или только пистолеты — выбор оружия всегда зависит от задания.

0
0
0

Мы — снайперы, поэтому обычно идём в патруле перед нашими штурмовыми группами. Естественно, на нас чаще всего термовизоры, приборы ночного видения и инфракрасные лазеры, разные приспособления для того, чтобы забраться на здания напротив цели. Нашим штурмовым группам жизненно необходимо, чтобы мы заняли хорошую точку для наблюдения. Когда наши штурмовики начинают завершающую фазу операции, мы разворачиваемся и обеспечиваем им дополнительное прикрытие. Наши снайперы — одни из лучших в своём деле. Когда мы попадаем в эшелон первого ранга, у нас уже годы тренировок и бесценного боевого опыта.
Мы всегда подбираем нашу экипировку под задание. Камуфляж, который сейчас на мне, называется AOR-2. Он был разработан ВМС и сейчас используется пехотой США в качестве камуфляжа для лесной местности. Мой набор — это просто камуфляж «родезиан» для работы на такой местности. Работа без бронепластин — это критически важно, ведь мы остаёмся налегке. Снайпер — это множитель боевой силы, как для эшелона первого ранга, так и для любого другого подразделения. Мы всегда работаем небольшими отрядами: у нас не так много бойцов, и наша задача — не удерживать позицию, а нанести удар и отойти.

0
0
0