совесть

Не-ет, если жизнь ни разу по-настоящему не искушала тебя, нельзя гордиться чистотой своей совести...

1
0
1

— Так намного выгодней, дракон. Жаль, мы не встретились раньше! В мире много золота.
— Надеюсь, однажды ты успокоишься и отпустишь меня.
— Я — рыцарь Старого Кодекса. Мое слово — закон.
— И совесть не терзает?
— Насчет чего?
— Рыцари Старого Кодекса не приветствуют обман.
— Обирать прихвостней Эйнона сам бог велел!
— Так ли это? Если грабишь богачей, страдать от этого будут крестьяне.

1
0
1

— Я давно хотел сказать тебе кое-что, из-за чего ужасно себя чувствую. Я как бы хочу снять груз с души. Я... Я тебя бросил на остановке в Луизиане.
— Что?
— Я не собирался возвращаться.
— Так нечестно. Как ты мог так поступить?
— Потому что я свинья. Я говнюк. Но я работаю над этим.
— Ну, знаешь что? Ты же вернулся с пончиками. Думаю, это говорит о тебе больше, чем попытка смыться. Так что просто... Ты просто особенный.
— Спасибо. Какое облегчение.
— Ну, я тоже хочу снять кое-какой груз с души.
— Давай.
— Вообще-то мне не 23 года.
— Я знаю. Все нормально.

1
0
1

Есть иррациональное, которое сохраняет свою инфернальную иррациональность (например, на вопрос о начале первой мировой войны человечество никогда ответа не получит, — потому что этот ответ лежит не в политике, не в экономике, не в религии). Но есть иррациональность и другого сорта — иррациональность интуитивно угадываемая. Когда человек, не зная причины, знает ответы. Это то, что называется совестью человека: оценка им своих и чужих поступков. Иррациональное — это не то, что вне разума, а то, что разумом не расшифровано.

Пояснение к цитате: 

«Беседы с Альфредом Шнитке».

0
0
0

— Когда-то я был удачливым адвокатом и у меня было все, что только можно иметь: большой дом, крутая машина, красавица-подружка. Невеста, точнее.
— Да уж, звучит неутешительно, ясно почему вы ее бросили.
— Но, однажды, мне поручили супер важное дело — защиту одного дорожного подрядчика, короче мафиози.
— Да ну, а как вы узнали?
— У меня чутье на таких типов. А потом, он сам сказал, что он из мафии. И вдруг я понял, во что я превратился — бессовестный адвокат, классический персонаж и тогда я просто плюнул и ушел.
— Я вас понимаю.
— Зато, не поняла красавица-невеста. Она смылась, когда кончились деньги.

2
0
2