Дональд Трамп. Былое величие Америки

Если история чему-то нас учит, так прежде всего тому, что сильные страны нуждаются в сильных лидерах, имеющих чётко сформулированные принципы национальной безопасности.

2
0
2

И всё же Китай каждый день молотит нас как боксерскую грушу, ОПЕК дочиста высасывает деньги из наших кошельков, а новых рабочих мест нигде не видно. Что делает в этой ситуации президент Обама? Он заполняет сетку на финальные баскетбольные матчи Национальной ассоциации студенческого спорта. Он устраивает роскошные приемы в Белом доме. Послушайте: мне, как и всем прочим, тоже нравятся и баскетбол, и роскошные приёмы. Но если вы — президент США и ваша страна сгорает дотла у вас на глазах, ваше первое инстинктивное желание — это уж, во всяком случае, не приёмы и вечеринки. Неудивительно, что Америка — полный банкрот. А вы в курсе, что каждый седьмой американец живет на продовольственные талоны? Подумайте об этом. В США, самой процветающей стране в истории человеческой цивилизации, голодают люди.

Пояснение к цитате: 

Организация стран - экспортёров нефти (англ. The Organization of the Petroleum Exporting Countries; сокращённо ОПЕ́К, англ. OPEC) - международная межправительственная организация, созданная в 1960 году нефтедобывающими странами в целях контроля квот добычи на нефть. Часто рассматривается как картель. В состав ОПЕК входят 13 стран: Иран, Ирак, Кувейт, Саудовская Аравия, Венесуэла, Катар, Ливия, Объединённые Арабские Эмираты, Алжир, Нигерия, Эквадор, Ангола и Индонезия. Для 1960-х годов был характерен процесс деколонизации и образования новых независимых государств. В этот период в мировой нефтедобыче господствовали семь крупнейших транснациональных компаний, так называемые «Семь сестёр»: Exxon, Royal Dutch Shell, Texaco, Chevron, Mobil, Gulf Oil и British Petroleum. ОПЕК была учреждена после того, как картель «Семь сестер» в одностороннем порядке снизил закупочные цены на нефть, исходя из которых они выплачивали налоги и ренту за право разработки природных ресурсов нефтедобывающим странам. Целью создания организации явилось стремление новых независимых государств получить контроль над своими ресурсами и их эксплуатацией с учётом национальных интересов.

1
0
1

Президенты — это люди, которые заключают наши главные сделки. Результаты сделок эффективны настолько, насколько эффективны люди, их совершившие.

1
0
1

Людям следует знать то, чему учил нас великий консервативный экономист и писатель Томас Соуэлл: в мире экономики нет «решений», есть только компромиссы. У любого действия есть последствия. У каждого решения есть положительная и отрицательная стороны. Поэтому нужно принимать умные решения, которые сводят к минимуму вредные последствия и увеличивают свободу. Одна из многих причин, по которым я придерживаюсь консервативных взглядов, заключается в том, что я верую в Закон Непреднамеренных Последствий. Эта мысль о том, что неважно, насколько хороши намерения правительства, но, когда вы начинаете заниматься социальной инженерией или вмешиваетесь в функционирование свободного рынка, вы чаще всего открываете ящик Пандоры, где таятся негативные последствия, которых вы не предвидели.

1
0
1

Мы строим благополучие Китая, покупая все их товары, хотя у себя в Америке производим продукцию лучшего качества. <...> Отношения с Китаем – это публичное оскорбление в наш адрес. <...> Но когда Ху Цзиньтао смотрит на того, кто сидит перед ним за столом переговоров, то видит смесь бесхребетности и любительства. И это позволяет ему думать, что он может нас купить за какие-то крохи. Я считаю, что честью Америки торговать нельзя. Нам не следует ублажать коммунистов и выклянчивать несколько мелких контрактов. Вместо этого позора за столом переговоров с китайцами должен сидеть настоящий главнокомандующий, который потребует настоящей – и намного лучшей – сделки. Либо Китай будет играть по правилам, либо США обложат китайские товары таможенными пошлинами. И всё. Вместо этого в 2012 году дефицит торговли между США и Китаем вырос до 315 миллиардов долларов. Китайцы просто смеются над нами.

0
0
0

Разумеется, более десяти лет назад, когда нам говорили, что иракцы будут забрасывать нас на улицах цветами и приветствовать как своих освободителей, я не купился на эти заверения. Но если уж хотите услышать мое мнение, то эти цветы Ирак может оставить себе. Пусть лучше расплатится нефтью. Эту нефть следует забрать именно нам. И вот почему: потому, что иракцы не смогут её сохранить. <...> Итак, если Иран или ИГИЛ собираются захватить иракскую нефть, я говорю: мы должны захватить эту нефть первыми, разработав с Ираком план раздела затрат.

0
0
0

Называйте меня старомодным чудаком, но я верю в старинную военную истину: «Трофеи достаются победителю». Иначе говоря, нам не следует вести войны, а потом вручать ключи людям, которые ненавидят нас, и уходить прочь. Мы выигрываем войны, забираем нефть в оплату наших финансовых расходов и, делая это, обращаемся с Ираком и всеми прочими вполне справедливо.

0
0
0

А теперь посмотрите на номер три в списке стран — основательниц ОПЕК, Саудовскую Аравию. Эта страна — самый крупный финансист терроризма в мире. Саудовская Аравия направляет наши нефтедоллары (а нефтедоллары — это наши, американские деньги) на финансирование террористов, стремящихся уничтожить американский народ. В то же самое время власти Саудовской Аравии полагаются на то, что мы защищаем их! <...> Страны, вошедшие в ОПЕК, не оказывают США никаких услуг или милостей. Зато с помощью ОПЕК эти страны выжимают из нас всё, что можно.

0
0
0

Причина, по которой консерваторы поддерживают сильные и хорошо финансируемые вооруженные силы, заключается в том, что консерваторы знают: все свободы вытекают из национальной безопасности.

0
0
0

«Если США могут зажечь костёр на задворках Китая, то и мы можем зажечь костёр на задворках США», — сказал полковник Народно-освободительной армии Китая Дай Сю.

0
0
0