Эльвира Барякина. Ж. Замечательных людей

—  А ты умеешь быть начальником?
— Справимся как-нибудь. У меня первая должность была — кладбищенский сторож. Подо мной было пятьсот человек, и все вели себя тихо.

2
0
2

—  Каябяб — это особенный человек,  — проговорила Агнесса задумчиво.  — Умный, интересный, ленивый…
—  То есть?  — не поняла я.
— Он сказал, что ему будет лень мне изменять. Понимаешь, всю жизнь моя душа была как театральный туалет: мужики туда заходили, гадили, умывали руки и исчезали. А этот — совсем не такой. Он даже детей и театр любит.

0
0
0

Подсознание действительно обладает всеми признаками божественности, но при этом оно готово нас слушать. Ведь мы — самое дорогое, что у него есть, и оно верит нам как самому себе. Если человек изо дня в день будет думать, что он больной — он заболеет: подсознание воспримет его страх как команду к действию. То же самое с народом: если правительство изо дня в день будет доказывать людям, что они — высшая раса, они в это поверят — и чихать им на факты!

1
0
1

У японцев есть изумительная традиция — поиск красоты в обычных вещах.
Момидзигари — любование осенними листьями клёна.
Юкими — восхищение тихими снегами.
Цукими — созерцание луны.
Дзен-буддизм... Для того, чтобы достичь нирваны, не стоит умирать. Рай уже существует в моей душе́ и в окружающем мире. Нужно только заметить его.
У светофоров в ночи — удивительно красивый алый цвет. Капли на лобовом стекле — как звёзды; на испорченном CD горит радуга.

1
0
1

— Как ты отшиваешь мужиков, которых не хочешь?  — спросила я.
Красавица тонко улыбнулась:
— Я им говорю, что у меня на спине следы от банок, во рту — кариес, а на губе — начинающаяся «простуда».
— Ну и как, помогает?
—  От Картера нет. Он мне про свой кариес рассказывает.

2
0
2