Эльвира Барякина. Ж. Замечательных людей

Подсознание действительно обладает всеми признаками божественности, но при этом оно готово нас слушать. Ведь мы — самое дорогое, что у него есть, и оно верит нам как самому себе. Если человек изо дня в день будет думать, что он больной — он заболеет: подсознание воспримет его страх как команду к действию. То же самое с народом: если правительство изо дня в день будет доказывать людям, что они — высшая раса, они в это поверят — и чихать им на факты!

1
0
1

Написать ему? Поговорить? Но как общаться с человеком, который считает тебя законченной идиоткой? Ведь нельзя же ему сказать: «Извините, но я не всё время дура».

1
0
1

Пол выдумал нам новое развлечение: записывать мечты.
—  Наш мозг работает по принципу радио: на какую частоту настроишься, ту музыку и будешь играть.
Шансы даются всем и всегда, главное — заметить их. Если наше подсознание в курсе, чего мы хотим, оно будет отфильтровывать требуемые возможности. Это как с грибами: кто ищет — тот находит. Но надо помнить, что подсознание не видит разницы между мечтой и страхом и реализует то, о чём мы больше всего думаем.

1
0
1

Подсознательно чувствуешь, что Родина — это что-то важное, но что именно — объяснить не можешь. Не земля, не государство, не граждане, не культура...
Папа первый не выдерживает и перезванивает мне.
—  Родина — это образ жизни!  — кричит он в трубку.  — Ты нас с матерью хоть на Северный полюс забрось — и там у нас будет Россия!
Я соглашаюсь. Да — образ жизни и ценности. У кого они схожи, те — твой народ.
Потом прихожу в ужас: мы с папой принадлежим к разным народам.

0
0
0

Если ты добр и справедлив, ты можешь надеяться, что люди будут платить тебе тем же. Твоё будущее прекрасно, и ты ждёшь его с нетерпением. А если ты гад, тебе ничего не светит, кроме подлостей в ответ. Каждый сам выбирает, жить в предвкушении счастья или беды.

0
0
0

—  Каябяб — это особенный человек,  — проговорила Агнесса задумчиво.  — Умный, интересный, ленивый…
—  То есть?  — не поняла я.
— Он сказал, что ему будет лень мне изменять. Понимаешь, всю жизнь моя душа была как театральный туалет: мужики туда заходили, гадили, умывали руки и исчезали. А этот — совсем не такой. Он даже детей и театр любит.

0
0
0