Марк Аврелий. Наедине с собой

36 цитат
Наедине с собой
Автор: 

Римский император Марк Аврелий (121—180) справедливо заслужил прозвище «философа на троне». «Время человеческой жизни — миг. Ее сущность — вечное течение. Ощущение смутно. Тело бренно. Душа неустойчива. Судьба загадочна, Слава недостоверна… Жизнь — борьба и странствие по чужбине. Посмертная слава — забвение. Но что же может вывести на путь? Ничто, кроме философии», — это слова одновременно и мудреца, и правителя.
Самодисциплина, хладнокровие и мужество не только помогли Марку Аврелию справиться с разочарованием в жизни и мучительным одиночеством, но позволили придать законченную форму учению стоиков и стать влиятельнейшим из философов Древнего Рима.
Не обладая воинственным характером, Марк Аврелий всю жизнь вынужден был провести в военных походах. Свои «Размышления» он писал в походной палатке, терзаемый тяжелой болезнью. Эта книга известна также под названием «Наедине с собой» (По свидетельству его врача, знаменитого Галена, последними словами императора были: «Кажется, я уже сегодня останусь наедине с собой»).
И хотя Марк Аврелий, подобно многим своим современникам, негативно относился к христианам и поощрял гонения на них, но его этические взгляды, представления о разуме и душе, были близки Учителям Церкви и оказали влияние на христианских мыслителей от блаженного Иеронима до Л. Н. Толстого.
Издание продолжает серию подарочных книг, посвященных великим правителям всех стран мира и исторических эпох. Содержательность, достоверность повествования, ведущегося от первого лица, оригинальный состав, элегантное классическое оформление делают эту серию украшением библиотеки самого взыскательного читателя.

Если что-либо тебе не по силам, то не решай, что оно невозможно для человека. Но если что-нибудь возможно для человека и свойственно ему, то считай, что оно доступно и тебе.

12
0
12

Во время гимнастических упражнений кто-нибудь оцарапал тебя ногтем или ударом головы поставил синяк. Мы не придаем значения этому, не обижаемся и не будем в дальнейшем смотреть на него, как на злоумышленника, хотя и будем беречься его, не как врага, или человека подозрительного; мы просто будем спокойно уступать ему дорогу. Пусть будет так и в остальной жизни: многого не должны мы ставить в счет тем, кто как бы упражняется вместе с нами на жизненной арене. Ведь можно, как я сказал, уклоняться от встреч, не подозревая и не ненавидя.

11
0
11

Если кто-нибудь может с очевидностью доказать мне, что я неправильно сужу или действую, то я с радостью изменюсь. Ибо я ищу истины, от которой еще никто никогда не потерпел вреда. Терпит же вред тот, кто упорствует в своем заблуждении и невежестве.

9
0
9

Совершай насилие, совершай насилие над собой, насилуй себя саму, моя душа; но после у тебя не будет времени ценить себя и почитать. Ведь всего одна, одна — единственная жизнь отпущена каждому. Для тебя она почти на исходе, а ты все не считаешься с собой и действуешь так, будто дело касается посторонних душ... Однако те, кто не следует за движениями собственной души, неизбежно несчастны.

12
1
13

Кто-нибудь поступает плохо по отношению ко мне? Ну что ж, это его дело. У него свое душевное настроение и свой образ действий. Я же таков, каким желает, чтобы я был, общая природа, и поступаю так, как желает, чтобы я поступал, моя собственная природа.

11
1
12

Чаще размышляй о связи всех вещей, находящихся в мире, и об их взаимоотношениях. Ибо все они как бы переплетены между собою и поэтому в содружестве друг с другом, следуя друг за другом в определенном порядке. Это объясняется непрерывностью движения, общей согласованностью и единством сущности.

7
0
7

Не расточай остатка жизни на мысли о других, если только дело не идет о чем-либо общеполезном. Ведь раздумывая о том, кто что делает и ради чего он это делает, кто что говорит, замышляет и предпринимает, ты упускаешь другое дело: все подобное отвлекает от забот о собственном руководящем начале.

7
0
7

Если ты огорчаешься по поводу чего-либо внешнего, то угнетает тебя не сама эта вещь, а твое суждение о ней. Но устранить последнее – в твоей власти. Если же тебя огорчает что-либо в твоем собственном настроении, то кто мешает тебе исправить свой образ мыслей?

8
1
9