Морис Дрюон — цитаты из книг автора

Морис Дрюон - цитаты автора

Морис Дрюон

Морис Самюэль Роже Шарль Дрюон (фр. Maurice Samuel Roger Charles Druon; 23 апреля 1918, Париж, Франция — 14 апреля 2009, там же) — французский писатель, член Французской академии (1967), министр культуры Франции (1973-1974). В годы войны участвовал в движениях Сопротивления и «Свободная Франция», был военным корреспондентом.

Наиболее известен по своим остросюжетным историческим произведениям «Проклятые короли». В СССР книги этой серии были переведены на русский язык и печатались большими тиражами. Например, переиздание двух первых книг серии «Проклятые короли» было издано на русском языке в 1981 году тиражом 1800 тыс. экз. Морис Дрюон — один из соавторов «Песни партизан», ставшей неофициальным гимном Французского Сопротивления во время Второй мировой войны (русский текст и музыка Анны Марли, французская версия создана 30 мая 1943 года Дрюоном совместно с Жозефом Кесселем). 8 декабря 2006 года решением Министерства культуры Франции рукопись «Песни» была признана историческим памятником.

Род деятельности: 
писатель, государственный деятель
Место рождения: 
Париж, Франция
Дата рождения: 
23.04.1918
Дата смерти: 
14.04.2009 (90)

Любовь, которая боится быть названной открыто, иной раз проявляет себя в самых странных поступках, желание идёт к своей цели самым извилистым путём.

15
0
15

Выслушать прежде, чем сказать свое слово, выяснить прежде, чем судить, понять прежде, чем решить, и всегда помнить, что в любом человеке заложено как хорошее, так и дурное начало. Вот она, основа мудрости государя.

14
0
14

Люди посредственные терпят около себя лишь льстецов, что и понятно: стараниями льстеца посредственность может не считать себя таковой.

14
0
14

Но вся беда в том, что я люблю её, эту мерзавку! Только пусть это останется между нами, но я, как и всякий мужчина, ради опыта пробовал и других. И возвращался к ней с ещё большим пылом…

18
1
19

Если открытия, совершаемые во время путешествий, можно отнести к величайшим удовольствиям нашей жизни, еще большим удовольствием, по-моему, будет вернуться в любимые места, чтобы показать их любимому человеку.

12
0
12

Нет более подходящего металла для заклепки ртов, чем золото; но Филипп отлично знал, что в иных случаях этот надежный припой требует изящества отделки.

11
0
11

Когда на смену желанию приходит ненависть, любые претензии не более чем выдумки, и один злится на другого только за то, что тот такой, какой есть.

11
0
11

... Там можно встретить лишь отдельных «путешественников» — исчезающий вид, который не следует путать с «туристом», этой перелетной саранчой, что налетает темной тучей, пожирая все вокруг и раздражая слух непрекращающимся скрежетом жующих челюстей, облепляет памятники, будто они съедобны, скрывая их цвет, ничего не видит, разве что единственным глазом своего фотоаппарата, и уносится прочь, оставляя место на разорение следующей стае.
А вот путешественник, даже если у него в запасе всего несколько часов, перемещается неторопливо, разглядывает лица, ловит запахи, старается постичь биение самого сердца города; шагая по улицам, он думает, сравнивает, а для того, чтобы сравнивать, вспоминает; он находит даже время, чтобы помечтать. Он сливается с городом на те недолгие мгновения, что проводит в нем; его можно узнать по одежде, которая может вызвать любопытство, но никогда не будет оскорбительна.
Турист же демонстрирует свои потные ляжки и рубахи карнавальных расцветок у дверей школ, сверкает никелем своих капотов на нищих улочках, провоцирует в душах местных жителей самые дурные чувства: ненависть, зависть, желание украсть. И вот путешественник находится на грани вымирания, а турист плодится и множится.

11
0
11