Павел Корнев. Лёд

19 цитат
Лёд
Автор: 

Приграничье — несколько городов, вырванных из нашего мира в края вечной стужи, где в заснеженных лесах обитают оборотни, а на замерзших болотах караулят жертв вурдалаки. Выжить там непросто, пусть в арсеналах помимо огнестрельного оружия и ждут своего часа боевые чары.
Александр Леднев по прозвищу Скользкий полагал, будто сбежал из Приграничья навсегда, но прошлое сумело дотянуться до него и в реальном мире. Скользкий снова угодил в Форт, и на этот раз окончательно и бесповоротно. Не беда! Старые друзья всегда готовы поддержать и подкинуть работу. Только вот некоторые предложения лучше бы не рассматривать вовсе, и уж точно не стоит переходить дорогу одному из самых могущественных существ тех забытых богом земель…

Сон — замечательная вещь, сон без кошмаров хорош вдвойне. У сна есть лишь один недостаток: рано или поздно человек просыпается. Или это его достоинство? Пожалуй, всё зависит от обстоятельств пробуждения.

4
0
4

Иногда сны заводят людей в странные места. Мозг — вообще штука непонятная: никогда не знаешь, в какую игру он предложит тебе сыграть. Стоит потерять контроль, и из подсознания на свет божий начинают выползать давно забытые обиды, а из обыденных, ничего не значащих фактов складываются полные сюрреализма картины. И никогда наверняка не скажешь, какое событие какую химеру породила.

4
0
4

Судья: «Подсудимый, вы пинали потерпевшего по голове?»
Подсудимый: «Нет
Судья: «Но свидетели...»
Подсудимый: «Я пинал потерпевшего по рукам. А руками он закрывал голову...»

5
0
5

— Гопы, быдло… — поморщился я. — Когда навешиваешь ярлык, начинаешь думать, что человек так и будет себя вести. Но ярлык — это всегда обобщение. И тот, кого ты окрестил «гопом», запросто может тебя озадачить.

3
0
3

— Запомни, мародерство — это если ты нашел труп и обобрал его. Если ты завалил человека и забрал его шмотки — это убийство и разбой. А в нашем случае можно говорить о боевых трофеях. Понял? 

Пояснение к цитате: 

На них напали.

1
0
1

Говорят, хуже нет, чем ждать и догонять. На мой взгляд, ждать в этой поговорке стоит на первом месте не зря. Когда догоняешь, не до всяких глупых размышлений, которые начинают лезть в голову, стоит устроиться в засаде. А хорошо ли мы замаскировались? А если они пойдут с другой стороны? Что ж так холодно? А может, никто и не придет? Не дернутся ли пацаны раньше времени? А сколько человек будет? Не заснет ли Макс? Еще двадцать минут — и в палатку. Не видно ли Николая с поляны? Да что ж так холодно? Долго еще? Блин, похоже, зря мерзнем. Что пацанам скажу? Чайку бы горячего. Пять минут и — баста. А увидим ли мы что-нибудь в темноте? А если парней уже сняли? Все, досчитаю до тысячи — и отбой. Раз, два, три… А если лыжный костюм зашуршит? А это что за гуканье? Сова? … двести пять, двести шесть, двести семь… Может, у меня паранойя, и никто за нами не следил? Не подбирается ли кто-нибудь сзади? А если пройтись до дороги? …семьсот тридцать семь, семьсот тридцать восемь, семьсот сорок… Холодно-то как, уже ног не чувствую. А…
После таких размышлений нервы натянулись как гитарные струны. Тронь пальцем — зазвенят.

1
0
1

— Угощайся. — Николай протянул Максу открытую пачку сигарет.
— Благодарю, уже два месяца, как бросил, — отказался тот.
— Сила воли у тебя, однако. — Ветрицкий выщелкнул из пачки сигарету и достал зажигалку.
— Сила воли и отсутствие денег — это куда круче, чем просто сила воли.
— Не скажи. У меня друзья, когда курить начинали, говорили: «Курить будем, но только когда угощают», потом начали говорить: «Сигареты можно и купить, но бычки собирать — никогда». Через годик их волновало только сколько табака осталось в окурке и не плавает ли он в луже. — Коля прикурил и начал вертеть зажигалку меж пальцев.
— Если в луже, просушить можно, — поделился опытом я.
— Веселые у тебя друзья, я смотрю.

1
0
1