Брайан Адамс

Знаешь, с предками всегда тяжело. Они игнорируют, не обращают внимание, орут, постоянно надоедают и не уделяют тебе никакого внимания. Но они все равно любят тебя, по-своему, порой глупо, но любят.

2
0
2

Друг может предать, если будет дело жизни и смерти. Сколько раз бывало, что парни говорят: «Мы друзья, ты мой брат», а когда в подворотне на них нападет чувак с ножом, оба завизжат, как девчонки и наутек в разные стороны, забыв про «брата». А потом оправдываются: «Ну прости, чувак, я думал, ты меня прикроешь». Это не дружба. Дружба — это когда ты, видя рядом с другом маньяка, встанешь плечом к плечу, и вы вместе надерете грабителю его мерзкую задницу. Дружба — это когда ему требуется невероятная сумма для операции, и ты будешь, скорее, жить в коробке из-под ноутбука в самом грязном районе города, но соберешь все деньги до последней монетки. Дружба — это когда ты, не задумываясь, прыгнешь за другом и в кипяток, и в прорубь, лишь бы спасти...

2
0
2

Знаете, по человеку можно много определить по тому, как он спит. Например, если он спит на спине, то можно сказать, что он открыт людям и ему нечего скрывать, даже ночью, когда он беззащитен. Если человек спит на животе, то он более скрытен или же просто ленив. А она... она спит как-то странно... Никогда не видел, чтобы люди так спали.
Она спит, свернувшись калачиком и сжав ногами одеяло. Оно начинается под ее головой, идет вдоль туловища и заканчивается ниже пяток. Так спят только очень одинокие люди, которые хотят тепла, хотят к кому-то прижаться ночью, а не к кому... Девчонка... она похожа на маленького котенка, такого хрупкого и беззащитного. Тяжело дышит. Ей снится кошмар. А я-то думал, ей все время снюсь я. Пф, кошмары... Они только детям снятся. Да она и есть ребенок — маленький ребенок.

1
0
1

Скажи мне «нет» прямо в глаза, — он слегка нахмурил брови и сексуально прикусил губу на долю секунды, — скажи, — губы брюнетки дрогнули и приоткрылись, дыхание стало неровным, она порывалась что-то сказать, но никак не могла издать и звука. Она забыла, что стоит в забитом людьми коридоре колледжа, что десятки глаз не отрываются от ее лица. Она видела только одно лицо, одни глаза, одни губы. Она боролась, пытаясь выдать это такое необходимое и нужное «нет», но не могла. Она не смогла бы соврать, глядя в эти глаза, цвета плавленого горького шоколада, в которых сейчас горело что-то странное, неизведанное, дикое, необузданное, — так я и думал, — наконец сказал брюнет и, развернувшись на каблуках, вышел на лестницу.
А она осталась стоять, со сбитым дыханием, горящими щеками, ноющим телом, глазами, полными слез, и сердцем, которое стучало, как сумасшедшее.

0
0
0