Бродский (Мишель Воронов) – цитаты персонажа

2 цитаты

Сейчас начнётся допрос. Следователь сперва будет ласков. Он предложит папиросу. Потом предложит жизнь. Папиросу можно взять, а от жизни придется отказаться.

Сейчас начнётся допрос. Следователь сперва будет ласков. Он предложит папиросу. Потом предложит жизнь. Папиросу можно взять, а от жизни придется отказаться.
2
0
2

— Отдайте мне моего сына! Вы украли моего сына!
— Не понимаю, мадам.
— Ха-ха. Раньше наших детей крали цыгане, а теперь их крадут коммунисты! Вы поманили Женю звонкими словами и он пошёл за Вами как дитё за цыганской скрипкой.
<...>
Зачем? Зачем вам дети чужого класса? Рабочие плодовиты. У меня был один единственный сын и Вы украли его...
<...>
Хорошо. Вашей партии и лично товарищу Бродскому нужны деньги. Сколько вы хотите, чтобы отпустить Женю из коммунистов? Сто рублей хотите?
<...>
— Я смеюсь с вас, мадам. За мою голову назначено вознаграждение — несколько тысяч рублей. Так неужели мальчик из приличной буржуазной семьи стоит дешевле, чем голодранец-большевик? Десять тысяч и ни копейки меньше!
— За что?! Пожалейте мать!
— Вы не мать, мадам, вы урод. Ваша материнская любовь простирается не дальше, чем двести пятьдесят рублей.

- Отдайте мне моего сына! Вы украли моего сына!
- Не понимаю, мадам.
- Ха-ха. Раньше наших детей крали цыгане, а теперь их крадут коммунисты! Вы поманили Женю звонкими словами и он пошёл за Вами как дитё за цыганской скрипкой.
<...>
Зачем? Зачем вам дети чужого класса? Рабочие плодовиты. У меня был один единственный сын и Вы украли его...
<...>
Хорошо. Вашей партии и лично товарищу Бродскому нужны деньги. Сколько вы хотите, чтобы отпустить Женю из коммунистов? Сто рублей хотите?
<...>
- Я смеюсь с вас, мадам. За мою голову назначено вознаграждение - несколько тысяч рублей. Так неужели мальчик из приличной буржуазной семьи стоит дешевле, чем голодранец-большевик? Десять тысяч и ни копейки меньше!
- За что?! Пожалейте мать!
- Вы не мать, мадам, вы урод. Ваша материнская любовь простирается не дальше, чем двести пятьдесят рублей.
- Отдайте мне моего сына! Вы украли моего сына!
- Не понимаю, мадам.
- Ха-ха. Раньше наших детей крали цыгане, а теперь их крадут коммунисты! Вы поманили Женю звонкими словами и он пошёл за Вами как дитё за цыганской скрипкой.
<...>
Зачем? Зачем вам дети чужого класса? Рабочие плодовиты. У меня был один единственный сын и Вы украли его...
<...>
Хорошо. Вашей партии и лично товарищу Бродскому нужны деньги. Сколько вы хотите, чтобы отпустить Женю из коммунистов? Сто рублей хотите?
<...>
- Я смеюсь с вас, мадам. За мою голову назначено вознаграждение - несколько тысяч рублей. Так неужели мальчик из приличной буржуазной семьи стоит дешевле, чем голодранец-большевик? Десять тысяч и ни копейки меньше!
- За что?! Пожалейте мать!
- Вы не мать, мадам, вы урод. Ваша материнская любовь простирается не дальше, чем двести пятьдесят рублей.
- Отдайте мне моего сына! Вы украли моего сына!
- Не понимаю, мадам.
- Ха-ха. Раньше наших детей крали цыгане, а теперь их крадут коммунисты! Вы поманили Женю звонкими словами и он пошёл за Вами как дитё за цыганской скрипкой.
<...>
Зачем? Зачем вам дети чужого класса? Рабочие плодовиты. У меня был один единственный сын и Вы украли его...
<...>
Хорошо. Вашей партии и лично товарищу Бродскому нужны деньги. Сколько вы хотите, чтобы отпустить Женю из коммунистов? Сто рублей хотите?
<...>
- Я смеюсь с вас, мадам. За мою голову назначено вознаграждение - несколько тысяч рублей. Так неужели мальчик из приличной буржуазной семьи стоит дешевле, чем голодранец-большевик? Десять тысяч и ни копейки меньше!
- За что?! Пожалейте мать!
- Вы не мать, мадам, вы урод. Ваша материнская любовь простирается не дальше, чем двести пятьдесят рублей.
Пояснение к цитате: 

Банкирша мадам Ксидиас торгуется с революционером Бродским (он же Мишель Воронов), чтобы отвадить её 19-летнего сына Женю от революционных идей.

1
0
1