Дэнни

Иногда мне даже хочется, чтобы меня побили и наказали. Ну, хорошо, пусть нет Бога, но ведь должно же быть что-то, что ты уважаешь. Я не хочу быть центром своей Вселенной.

18
3
21

— ... Можешь оставить деньги себе. Уже все хорошо. Мне так неловко... Мы уже во всем разобрались.
— Что?! Я продал почку ради этого! Это была, конечно, не моя почка, но что я скажу той проститутке, когда она проснется? Шучу! Она уже не проснется.

9
0
9

— Как тебе ужин?
Я не могу это есть, и это, и это.
— Господи, прости пожалуйста. Это потому что ты еврейка?
— Потому что я человек. И не ем мерзость.

7
0
7

Меня не слишком волновали такие понятия, как «лучшие друзья», — я не видел в них смысла. Ваши лучшие друзья, насколько я могу судить, это ваша жена и детисемья, которую вы сумели построить. Едва повзрослев, скажем после четырнадцати, вы уже перестаёте обзаводиться лучшими друзьями. Но мне не хотелось обострять обстановку...

6
0
6

Я говорила, что ты прелесть?
— Ты сказала немного иначе... как там было? Самый большой неудачник Нью-Йорка?

5
0
5

Там никогда никого нет, Дэнни. Ты один. Такова реальность.
Ни хрена я не один! У меня друзья по всему свету.
Бенджи заерзал у Ховарда на коленях. Папа, он сказал нехорошее слово.
Но Ховард неотрывно смотрел на Дэнни. Что они до тебя доносят, твои игрушки? Тени, бестелесные голоса? А когда ты в сети — слова и картинки на экране? Да, Дэнни, да! Тебе кажется, что на том конце люди, а их там нет. Ты сам их для себя выдумал.

3
0
3

Люди делают всё, чтобы держаться. Наркотики, секс до самоуничтожения, религия — всё что угодно. Наделяя именем необъяснимое, мы пытаемся овладеть им, с ним справиться.

2
0
2

Ты глубоко осознаёшь собственную мелодраматичность. Тебе не хватает веры в себя, но ты ждёшь её от других. Ты проецируешь свою неуверенность на всех вокруг себя. Ты отвергаешь счастье как мелкое и поверхностное. Ты принимаешь постмодернизм, чтобы избежать своих собственных мыслей. Ты критикуешь себя, потому что это ставит тебя выше критики. Ты хочешь то, что ненавидишь, и ненавидишь то, что хочешь. И тебе всегда надо убить то, что ты любишь больше всего.
— Ты можешь всё это видеть?
Ничто не ново больше. Всё уже пересказано.

2
0
2