Джей

— У меня тоже были подружки, они только и делали, что качали из меня дурь и бабки. Моя бабка всегда говорила: «Что лучше? Трахать хорошую тарелку, но пустую...» Чёрт, я облажался. Не так. «Что толку от тарелки, если на ней ничего не лежит».
— И что это значит?
— Не знаю. У неё был старческий маразм. Она всё время ссалась в штаны и сралась, кстати, тоже.

120
2
122

— Знаешь, чем занимаются мертвые большую часть времени? Они наблюдают за живыми. Особенно, когда те принимают душ.
— Класс, скорей бы сдохнуть!

49
1
50

Я не могу сидеть сложа руки и праздно глядеть, как кто-то трудится в поте лица. У меня сразу же появляется потребность встать и начать распоряжаться, и я прохаживаюсь, засунув руки в карманы, и руковожу. Я деятелен по натуре.

25
0
25

Пусть будет легка ладья твоей жизни, возьми в нее только самое необходимое: уютное жилище и скромные радости; ту, которая тебя любит и которая тебе дороже всех; двух-трех друзей, достойных называться друзьями; кошку и собаку; одну-две трубки; вдоволь еды и вдоволь одежды и немножко больше, чем вдоволь, питья, ибо жажда – страшная вещь.

23
2
25

Всё-таки странно, как наш разум и чувства подчинены органам пищеварения. Нельзя ни работать, ни думать, если на то нет согласия желудка. Желудок определяет наши ощущения, наши настроения, наши страсти. После яичницы с беконом он велит: «Работай!». После бифштекса и портера он говорит: «Спи!». После чашки чая (две ложки чая на чашку, настаивать не больше трёх минут) он приказывает мозгу: «А ну-ка воспрянь и покажи, на что ты способен. Будь красноречив, и глубок и тонок; загляни проникновенным взором в тайны природы; простри белоснежные крыла трепещущей мысли и воспари, богоравный дух, над суетным миром, направляя свой путь сквозь сияющие россыпи звёзд к вратам вечности».
После горячих сдобных булочек он говорит: «Будь тупым и бездушным, как домашняя скотина, — безмозглым животным с равнодушными глазами, в которых нет ни искры фантазии, надежды, страха и любви». А после изрядной порции бренди он приказывает: «Теперь дурачься, хихикай, пошатывайся, чтобы над тобой могли позабавиться твои близкие; выкидывай глупые штуки, бормочи заплетающимся языком бессвязный вздор и покажи, каким полоумным ничтожеством может стать человек, когда его ум и воля утоплены, как котята, в рюмке спиртного».
Мы всего только жалкие рабы нашего желудка...

13
0
13

— Да, но мы не геи.
— Да что вы за деревенщина! Новый миллениум! Гей, не гей, все давно уравнялись. Все хичхайкеры делают ЭТО, иначе зачем водителям нас брать. Границ больше нет!
— Вот граница! И с этой стороны мы — не геи!

18
3
21

Жизнь, наполненная одними лишь радостями, однообразна. Я иногда задумываюсь, не считают ли святые в раю полнейшую безмятежность своего существования тяжким бременем. По мне, вечное блаженство способно свести с ума.

9
0
9

— Нам нужно остановить этих идиотов, пока они не опорочили наши добрые имена!
— Ну во-первых, я не знаю, на сколько ваши имена добрые...

12
1
13

Знаешь, люди хранят свои воспоминания в окружающем пространстве. Счастливые воспоминания — вверху, грустные воспоминания — внизу. Каждый раз, когда ты думаешь, глядя вниз, — это что-то грустное.

13
2
15