Джеймс Айронвуд (James Ironwood)

— Будь ты моим подчинённым, я бы тебя пристрелил.
— Будь я твоим подчинённым, я бы сам застрелился.

3
3
1
0
1

— Не спится?
— Рука шалит.
Да, конечно! Логично, что ради этого ты проснулся посреди ночи, полностью оделся и пришёл грозно смотреть вдаль.

2
10
0
0
0

— Что-то не так?
Я доверял ему [Озпину] годами. Мы оба. Я просто... Я не могу помочь, но чувствую... словно он держит нас в неведении.
— Не будь глупцом. Ты и сам хорошо знаешь, что мы не из тех, кто прячется в тени.
— Так ещё хуже. Не хочется верить, что человек, которому я доверял так долго, будет действовать так пассивно.
— Ты — хороший человек, Джеймс. Ты всегда стараешься сделать всё возможное для общего блага, как бы ни было трудно. Это замечательно. Но сейчас пришла пора перестать говорить о доверии и начать его демонстрировать. У Озпина есть опыт, которого нет у нас — об этом определённо стоит помнить всегда.

2
10
0
0
0

— Кроу, что ты здесь делаешь?
— Ты не выходил на контакт неделями! Ты не можешь вот так просто взять и уйти втёмную на задании!
Я — не один из твоих засланных казачков, Джимми. Вы отправили меня добыть информацию о нашем враге, и вот вам отчёт: её [Сэйлем] агенты уже здесь.
Мы знаем это.
— Ах, вы знаете! О, спасибо мне, рискующему собственной головой, чтобы держать вас в курсе событий! Связь — это когда контакт держат обе стороны, приятель. Видишь? Здесь есть кнопка «Отправить сообщение».
— Кроу!... Продолжай.
— Ваш маленький вредитель — не просто очередная пешка. Это она ответственна за текущее состояние Девы Осени.
— Что?!
— Не смотря на то, какими нас видят окружающие, мы — не просто преподаватели. Люди в этой комнате, главы других академий — мы защищаем мир от зла, о существовании которого он даже не догадывается. Вот почему мы встречаемся за закрытыми дверями! Вот почему мы работаем в тени! Поэтому скажи мне, Джеймс — когда ты привёл свою армию в Вэйл, ты правда решил проявить осторожность, или же просто забил на наши правила?
— Осторожность не так работает. Я сделал это из необходимости.
— Ты здесь, потому что Озпин хочет этого! Он принял тебя в наше сообщество, посвятил в курс настоящей войны, что мы ведём...
— И я благодарен ему за это.
— Забавный у тебя способ показать свою благодарность.
Народ Вэйла нуждается в защитнике, что не будет сидеть сложа руки. Они почувствуют себя в безопасности, увидев в небе мой флот, а наши враги узрят нашу силу.
— Ха-ха-ха! Ты правда думаешь, что они испугаются твоих корабликов? Я был там, видел содеянное ими. И поверь на слово — они вселяют страх.
— А страх привлекает внимание Гримм. Страж — символ безопасности, но армия — символ конфликта. В воздухе и так витает напряжение, и люди задаются вопросом: каков же размер угрозы, что для её отражения нужен целый флот?
— И что же ты предлагаешь делать?
— Найти настоящего Стража.

3
3
0
0
0

— Профессор, позвольте всё же спросить. Зачем вы позвали меня?
— Прошу, присядьте. И скажите мне: какая ваша любимая сказка?
— Прошу прощения?
— Сказка. История из твоего детства. Некоторые из них ты должна помнить.
— Ну... Были легенды о Двух Братьях [Боги Света и Тьмы], о Девушке в башне [Сейлем], Мелководном море...
— А что на счёт притчи о Четырёх Девах?
— О, ну конечно!.. «Чёрствого старика, сидевшего затворником в собственном доме, как-то посетили четыре страствующие сестры. Первая понимала его тягу к уединению, потому и призывала использовать её для размышления и медитаций. Вторая приносила ему цветы и плоды, что вырастила в его же саду. Третья согревала его сердце, убеждая выйти наружу и насладиться красотой окружающего мира. Четвёртая просила его ценить и беречь всё, что он имеет. И в обмен на их доброту Старик даровал им необычайные силы, чтобы они могли и дальше помогать людям по всему миру. Они приняли его дары и поклялись помогать людям Ремнанта до конца своих дней. Зима, Весна, Лето и Осень — четыре Девы.» Моя мама любила эту историю.
— Поверишь ли ты мне, если я скажу, что всё это было, когда я был в твоём возрасте?
— Вы не на столько старый, чтобы помнить те события, профессор.
— И всё же, что ты скажешь, если узнаешь, что всё это произошло на самом деле?
— Эм... извините?
— Что на счёт того, что в нашем мире и правда существуют те самые четыре Девы, владеющие огромной силой — и всё это без Праха?
— Вы имеете ввиду какое-то необычное «проявление»?
— Уж скорее, магию.
— Я...
Да уж, когда слышишь такое впервые, звучит довольно безумно.
— Вы что, серьёзно?
— А я разве похож на шутника?
Нет. Но... зачем вы всё это рассказываете мне?
Мы рассказываем это вам, мисс Никос, потому что верим, что ты ты — следующая, кто обретёт силы Девы Осени.
— «Мы»? Что всё это значит? Кто же вы такие?!
— Ты знаешь, кто мы, Пирра. Мы всё те же преподаватели, что учили тебя и твоих друзей в Биконе.
— Разве что у нас есть негласная подработка. Мы — тайные защитники нашего мира. И нам нужна твоя помощь.

3
6
0
0
0

— Уверена, у тебя есть вопросы.
— Может, один или два... Всё-таки, я не понимаю... Вы сказали, что я — «следующая в очереди» за этой Силой. Что вы конкретно имели ввиду под этим?
— Девы существовали тысячи лет, но, как и в природе, времена года сменяют друг друга. Не может быть два лета одновременно. Когда одна из Дев умирает, сила покидает её тело и ищет нового носителя — таким образом, ни один человек не сможет хранить у себя такую силу вечно.
— То есть, сама Сила выбирает себе носителя? Но как?
— Через ряд запутанных и глупых правил.
— Кроу!
— Как ни крути, но именно так всё и выходит.
— Во-первых, как мы доподлинно знаем, сила выбирает только молодых девушек. Со временем мы выяснили, что процесс передачи может оказаться более... личным.
— «Личным»?
— Когда Дева умирает, первым кандидатом на получение её силы становится тот, о ком она думала перед смертью.
— Если только это не парень или какая-нибудь старуха — тогда сила выбирает носителя наугад, отчего наша работа становится более геморойной.
— Почему вы рассказываете мне всё это сейчас? Почему не подождать до выпуска?
— Потому что наше время на исходе. Ты, часом, не замечала, что наш мир медленно скатывается вниз по наклонной? Напряжение между людьми растёт, Гримм становятся сильнее. Не так уж и долго осталось, когда наш драгоценный мир, которым мы наслаждаемся, накроется медным тазом.
— Вы ведь не о войне говорите?
— По крайней мере, не о войне между народами. Мы можем посвятить тебя в детали, когда убедимся, что ты с нами. Сейчас же тебе следует знать лишь одно — одна из Дев была атакована. И, впервые за историю, часть её силы была украдена.

3
6
0
0
0

— Мне очень жаль, но вы не оставили нам выбора.
— Клянусь, он атаковал меня!
— Видеозапись и миллионы свидетелей утверждают обратное.
— Янг никогда бы так не сделала!
— Вы все производите впечатление порядочных студентов, что даже преподавательский состав Бикона готов за вас поручиться. Это в обычных условиях. Но я и сам хочу верить, что произошедшее — не более, чем воздействие адреналина при стрессе. Когда идёшь в бой, нельзя слепо полагаться лишь на свои суждения, потому что иногда в такие моменты видишь то, чего на самом деле нет. Такое бывает даже после битвы.
— Но я не...
— Достаточно! Горькая правда в том, что, независимо от того, был ли это умысел или же случайность, это уже не имеет значения. Мир выдел, как ты ударила сдавшегося соперника — и все уже сделали собственные выводы. Сейчас мой долг — лишь проинформировать вас: вы дисквалифицированы.

3
8
0
0
0

— ... Я и не говорю о выгоде для моей компании — на кон поставлено будущее Атласа!
— Всё это чушь, и ты сам это прекрасно понимаешь.
— Прошу прощения?!
— Жак, просто выслушай меня...
— Ты был верным другом моей семьи все эти годы, Джеймс. Но то, что ты предлагаешь — чистой воды абсурд!
— Ты преувеличиваешь...
— Совет никогда подобного не одобрит!
— За мной как раз два места в Совете, если ты забыл.
— Твоё эмбарго на Прах уже стоило мне миллионов! Уверяю тебя, я этого не забыл!
— В этом весь ты.

4
2
0
0
0