Джуди Хоппс

21 цитата

— Я сделал для себя два вывода: первый — что больше никто и никогда не увидит мои слабости...
— А второй?
— Если весь мир заведомо считает тебя хитрым и бессовестным, то другим быть просто нет смысла.

28
0
28

— Езжай домой, а то растопчут не мечты, а тебя.
— Эй! Эй! Не надо мне указывать, кем я могу стать, а кем нет, особенно такому, как ты, проходимцу, который по своей слабости честно жить и не пытался.
— Значит, слушай, каждый приезжий по началу думает, будто здесь он может стать, кем он мечтал. Так вот, нельзя. Против природы не попрёшь. «Хитрый лис, глупая зайка».
— Я тебе не глупая зайка.
— Ага, а это не застывший цемент. Не быть тебе нормальным копом, лепи штрафы на лобовые стёкла и дослужишься до регулировщицы. Счастливо!

12
0
12

Когда я была маленькой, то думала что Зверополис — идеальный город, где все друзья и каждый может стать кем захочет. Оказывается, жизнь чуточку сложнее картинки из детской книжки. В жизни больше красок. И пусть у всех есть недостатки, и все делают ошибки, но значит, взглянем с другой стороны, у нас всех много общего. Чем лучше мы сумеем друг друга понять, тем больше откроем друг в друге. Нужно просто стараться. Словом, кто бы вы ни были по природе — огромная слониха или первый лис в наших рядах. Я вас уверяю — можно, можно сделать мир лучше. Надо лишь к себе присмотреться и понять, что перемены начинаются в нас самих, в тебе, во мне, в каждом из нас.

16
1
17

— Добрый денёк, а вот и я!
— Здрааасьте, полковник «ту-ту».
— Ну, всего лишь рядовая Хоппс, но уже веду следствие и хочу Вас допросить!
— В чём дело? Под носом свинтили светофор? Так это не я.

14
2
16

Страх, коварство, ярость!
— Тысячи лет назад на Земле царили первобытные инстинкты.
Добыча дрожала от ужаса перед хищником, а хищник от непреодолимого желания рвать на куски.
Мясо, брызги крови и смерть.
— Тогда мир делился на два типа животных — безжалостных убийц и бедных жертв.
— Но прошли сотни лет, мы стали цивилизованными и мы забыли свои первобытные привычки.
— И теперь мир зверей состоит из друзей.
— У современных зверят в жизни море разных возможностей.
— Мне не надо постись в стаде и бояться за свою жизнь, вместо этого я могу летать в космос.
— Мне больше не надо ходить на охоту ради прокорма, меня будет кормить работа в кабинете, я хочу быть нотариусом.
— Для меня тоже найдутся дела поважнее, я пополню ряды наших доблестных полицейских.
— Ха-ха-ха-ха, Кролик-коп, ничего глупее я в жизни не слыхал.
— Да средним умом это невозможно представить, тебе говорю, Гидеон Грей.
— Но всего в двухстах километрах отсюда стоит чудеснейшей город, Зверополис.
— Где наши предки дружно взялись за лапы объявили, что здесь может стать, кем мечтает.
— Благодарю за внимание!

7
0
7

Хищники, оказывается, предрасположены?! И в некоторых теперь просыпается первобытная кровожадность?! Ты что такое говоришь?!
— Да что есть, то и говорила! Скажем, кролики же никогда так себя не ведут.
— Ага, зато лис может, да?
— Ник, хватит. Ты не ровня им.
— Ого! «Им» — это кому?!
— Ты понял, кому «им». Ты совсем не такой хищник.
— Однако тоже опасный! Иначе, зачем бы ты с собой носила этот противолисный баллончик? Да, я ещё во время нашей первой встречи его заметил. Слушай, я всё хочу спросить: ты что, боишься меня? Боишься, что могу спятить. Или озвереть. И что в один момент возьму и... СОЖРУ!
[Джуди потянулась к баллончику]
— Так и думал. А ведь казалось, наконец, кто-то в меня поверил. По-моему, тебе без хищного напарника безопасней.

7
0
7

— Ах... коленки дрожат.
— Учись, политики делают так.
— Они на любой вопрос, отвечают своим же вопросом и затем дают ответ.
— Смотри. Простите, мисс Хоппс, что вы расскажите об этом деле?
— Ну, трудно ли мне было? Да не просто, и все.
— Ой, выйди со мною к прессе? Раскрыли же вдвоем.
— Не, разве я коп? Вроде с утра не был.
— Хм, раз уж ты завел речь, мне тут как раз пришла мысль о том, что в дальнейшем нужен напарник.
— Держи, как раз для такого случая.

6
0
6

— То есть тебе это чувство знакомо?
— Ну теперь меня задеть трудновато. А вот в детстве, как тебя, любой мог с грязью смешать.
— Ха-ха.
— Серьезно! Мне было 8, или, не помню, 9, и я мечтал о том, как вступлю в клуб юных парнокопытных.
— Ну мама наскребла денег, купила мне новенькую форму, и я уже чувствовал себя полноценным членом коллектива.
— Даже если я там единственный хищник, единственный лис. Я хотел быть своим, как все.
— Я, Николас Уайлд, обязуюсь быть смелым, добрым, честным и надежным.

7
1
8