Эцио Аудиторе

Тезис «Ничто не истина» подразумевает, что основы, на которых держится общество, зыбки, и мы сами должны строить свое будущее. Говоря: «Все дозволено», мы подразумеваем, что сами решаем, что нам делать и несем ответственность за последствия, какими бы они не были.

12
0
12

22 года назад Я стоял здесь. И смотрел, как погибают мои родные. Их предали те, кого Я звал «друзьями». Месть затмила Мой разум. Она погубила бы Меня, если бы не мудрость тех, кто научил Меня управлять своими инстинктами. Они не давали Мне ответов, но помогли Мне учиться. Нам не нужны хозяева, ни Медичи, ни Савонарола. Мы сами вольны выбирать свой путь. Многие хотят отобрать у Нас свободу, и многие из Вас подчинятся им. Но именно способность выбирать, то что для Нас истинно, и делает нас людьми. Ни одна книга, ни один учитель не даст Вам ответов, не откроет путь. Выберите свою дорогу, не идите за Мной и ни за кем ещё.

43
3
46

— Дезмонд?
— Он говорит со мной?
— Я уже слышал твое имя, Дезмонд. Это было давно. И теперь оно застряло в памяти, словно картинка из сна. Я не знаю, где ты сейчас и как ты вообще можешь слышать меня, но я знаю, что ты слушаешь. Я прожил жизнь как смог, не зная, какова цель, но стремясь к ней, словно мотылёк, летящий на огонь. И лишь сейчас я открыл эту странную правду. Я лишь гонец с посланием, смысл которого мне не ясен. Кто мы? Имеющие дар передавать друг другу наши истории, говорить через века? Может, ты найдешь ответы на мои вопросы? Может, именно благодаря тебе наши жертвы окажутся не напрасны?

14
7
21

Клаудия, дорогая моя сестра. Я в Акре уже неделю, в безопасности и бодром расположении духа, но готовый к худшему. Те, кто дали мне пищу и кров, рассказали, что по дороге в Масиаф во всю хозяйничают разбойники и наёмники с чужих земель.
Я пока не знаю, что всё это значит. Когда 10 месяцев назад я покинул Рим, я сделал это с одной целью — найти то, что не успел найти отец. В письме, написанном за год до моего рождения, он говорил о библиотеке под замком Масиафа — о вместилище огромной мудрости.
Что же будет ждать меня там? Кто меня там встретит? Толпа тамплиеров, чего я опасаюсь больше всего? Или же шелест ветра — и ничего более? Уже 300 лет Масиаф не был ассассинам их домом — сумеем ли мы вернуть его себе вновь? Будут ли нам рады?
Хм... Меня так измотала эта битва, Клаудия. Не потому, что я устал сражаться. Похоже, наша борьба движется лишь в одном направлении — к хаосу. Сегодня у меня больше вопросов, чем ответов, и потому я и зашел так далеко — чтобы обрести ясность и знания, оставленные Альтаиром. Я хочу знать цель нашей борьбы и понять своё место в ней..
Клаудия, если со мной что случитстя — если меня одолеют враги, или амбиции собьют меня с пути — не ищи ни правосудия, ни мести, но продолжай поиски истины ради всеобщего блага.
Историй, подобных моей, тысячи, и мир не рухнет, если одна из них оборвётся.

23
3
26