Герцогиня

— Считает ли тот, кто не в своем уме, человек или какое-нибудь существо, что дважды два — пять? — спросила Алиса.
— Конечно, дитя мое! Поскольку дважды два не пять, то тот, кто не в своем уме, считает, что дважды два — пять.
— А считает ли тот, кто не в своем уме, что дважды два — шесть? — задала новый вопрос Алиса.
— Конечно, дитя мое! — ответила Герцогиня. — Поскольку дважды два не шесть, то тот, кто не в своем уме, считает, что дважды два — шесть.
— Но дважды два не может быть одновременно равно и пяти и шести! — воскликнула Алиса.
— Разумеется, не может, — согласилась Герцогиня. — И ты и я об этом знаем, но тот, кто не в своем уме, об этом не ведает. А какая мораль из всего этого?...

2
1
3

— А как с теми, кто здесь в своём уме? — перебила Алиса, которая была сыта по горло всякими поучениями. — Наверное, они придерживаются в основном правильных представлений, хотя кое в чем могут и заблуждаться?
— Ни в коем случае! — решительно возразила Герцогиня. — Так ведут себя здравые люди там, откуда ты пришла. Здесь же те, кто в своём уме, абсолютно точны в своих суждениях. Всё, что истинно, здравые люди считают истинным, всё, что ложно, — ложным. Алиса немного задумалась.
— Хотела бы я знать, — сказала она, — кто здесь в здравом уме и кто безумец.

2
1
3

Если добрый Санчо — шутник, то мне это очень нравится; это доказывает, что он не глуп, — людям тупоумным, как вы сами отлично знаете, сеньор Дон Кихот, шутки и остроты не даются, а коль скоро добрый Санчо — шутник и остряк, то я сей же час готова признать его за умника.

1
1
2