Леонард Хофстедер

Леонард Хофстедер

— Может сегодня пойти к ней и почистить ковёр?
— Тебе не кажется, что это уже перебор?
— ДА! Ради Бога, мне что надо показывать табличку «Сарказм» каждый раз, когда я открываю рот?
— У тебя есть табличка «Сарказм»?

1
2
139
2
141

— Угадайте, что произошло?
— Ты шел по коридору, наткнулся на межпространственный портал, который перекинул тебя на пять тысяч лет в будущее, в котором, пользуюсь преимуществом и технологией, ты построил машину времени, а сейчас вернулся, чтобы взять нас с собой в семь тысяч десятый год, где на работу в мыслинарий нас будут возить телепатически управляемые летающие дельфины?
Нет!
— Оу..
— Пенни меня поцеловала!
— И кому бы такое пришло в голову...

4
9
127
2
129

— У меня сегодня свидание и я был бы благодарен если бы ты, ну... мелькал здесь пореже...
— Леонард, я физик-теоретик с опубликованными работами, у меня две докторские и IQ, которое не поддается измерению обычными тестами, такие люди вообще мелькают редко.

2
2
99
1
100

— Зачем я вам вообще все это рассказываю?
— Ну, если тебе от этого станет легче, мы очень редко тебя слушаем.

4
9
120
2
122

— Леонард, я заварил чай.
— Я не хочу чай...
— Я заварил его не тебе. Это мой чай!
— А чего ж ты тогда про него речь завел?
— Я подумал, что это хороший повод завязать разговор...
— Хреновый, я скажу, повод.
— Однако, мы говорим! Шах и мат!

3
11
119
2
121

— Пора расширять круг общения.
— У меня очень широкий круг. 212 френдов на MySpace.
— И ни одного из них ты не видел.
— В этом вся прелесть.

1
1
243
9
252

— Ключом к приобретению мастерства в любом деле является повторение.
— Кроме некоторых очевидных исключений.
— ?
Самоубийство, например.

1
8
113
2
115

— А что такого сумасшедшего в поцелуях Пэнни? Она и раньше меня целовала.
— Эйнштейн определял сумасшествие, как «делать постоянно одно и то же, снова и снова, надеясь, что результат будет разным». Опираясь на это определение, у Пэнни давно снесло кукушечку.

4
9
105
2
107

— Шелдон боится вилок с тремя зубчиками.
— Три зубчика — это не вилка, это трезубец. Вилка – для еды, а трезубцы – чтобы править семью морями.

2
6
103
2
105

— Я её друг, я не собираюсь пользоваться её нынешней уязвимостью.
— То есть, ты хочешь сказать, если она, находясь в полном отчаянии, набросится на тебя и потребует, чтобы ты овладел ею прямо здесь и сейчас, ты что просто уйдёшь?
— Я сказал, что я её друг, но не друг-гей.

1
17
58
0
58