Цитаты про Райли Беккет

17 цитат

— Мы ударим по разлому, мистер Беккет. Повесим термоядерную боеголовку в 1,5 тонны на спину «Эврики». Мощность взрыва равна 1200000 тонн в тротиловом эквиваленте. А вы и два других Егеря обеспечите прикрытие.
— А я думал, мы сопротивление. Где Вы достали такую штуковину?
Русские могут достать всё, что угодно.

4
0
4

— Я виноват, что он такой. Смышлёный парень, но с ним никогда не знаешь — надо обнять его или пинка отвесить.
— При всём уважении, сэр, второй вариант лучше.

4
0
4

— Извини. Я должен был предупредить тебя. С первым дрифтом всегда так. Но ты ведь увидела не только мои воспоминания, но и моего брата тоже. Когда Йенси погиб, мы были в связке. Я чувствовал его страх, его боль, его отчаянье. И вдруг... его не стало.
— Я чувствовала это.
— Когда кто-то так долго живёт в твоей голове, труднее всего смириться с тишиной. Чтобы впустить кого-то нового, создать прочную связь, нужно доверять ему. Наш дрифт сегодня был особенным...

3
0
3

— Исследовательская группа, говорите?
— Времена другие. Мы уже не армия, мистер Бекет. Мы — сопротивление. Добро пожаловать.

2
0
2

— Это что за штука?
— Кто? Этот вот вулкайзер? Я вижу, ты знаток.
— Мы с братом уложили его в 2017.
— Он был одним из самых крупных 3 категории. 2,5 тонн крутизны... или ужаса. Каждому своё.
— Простите его. Он фанат Кайдзю. Он их обожает.
— Заткнись, Герман! Я их не обожаю — я изучаю их. И я бы с удовольствием увидел живого Кайдзю вблизи. Хоть разок.
— Поверь мне, лучше не надо.

1
0
1

— Военный хронометр. Сбрасывает отсчёт после каждой атаки Кайдзю. Это помогает сосредоточиться. Частота атак растёт.
— И когда следующая?
— Через неделю, если повезёт. Мои эксперты считают, что Кайдзю появятся раньше этого срока.

1
0
1

Ладно, это уже не симулятор, Мако. Не гонись за И. Ш. Т. А. Р... Это воспоминания. Пусть текут мимо, не цепляйся за них. Не увлекайся ими. Поддерживай дрифт. Дрифт — это тишина.

Пояснение к цитате: 

И.Ш.Т.А.Р. - Импульсная Шаблоно-Трансформация Ассоциативного Ряда.

1
0
1

— Сэр, что же вы делаете? Она же самый сильный кандидат из всех! Разве у нас есть другие варианты, а? Ответьте мне!
— Не стоит принимать моё внешнее спокойствие за чистую монету, рейнджер! И не надо думать, что Вам дозволенно нарушать субординацию! У Мако нет опыта, чтобы обуздать свои воспоминания в бою.
— Вы не поэтому отстраняете её. Я был в её воспоминаниях, и я видел всё.
— Мне нет дела до того, что вы видели.
— Я знаю, что она для вас значит. Я видел. Я... Стойте, подождите!
— Разговор окончен.
— Маршал! Маршал, мы можем поговорить ещё хоть одну секунду?! Вы спасли её, вырастили её. Но сейчас вы её не защищаете. Вы подавляете её талант.
— Первое — не смейте прикасаться ко мне. И второе — не смейте прикасаться ко мне. Так вот, вы понятия не имеете, что я за человек, и через что я прошёл. Я не намерен изливать перед вами душу. Я хочу, чтобы вы, как и все на этом объекте, выполняли приказы, и всегда стояли до последнего. Я не нуждаюсь ни вашей жалости, ни в восхищении. Мне нужны от вас лишь подчинение и навыки в бою. Если я требую слишком многого, возвращайтесь на стену, на которой я вас подобрал. Вам всё ясно?
— Да, сэр.
— Отлично.

1
0
1

— Доброе утро, парни.
— Тэндо, как поживаешь, приятель?
— Как прошло свидание с Элисон?
— Ей всё понравилось, а вот её парню не очень.
— Кажется, кто-то отгребёт сильней.
— Настоящего мужика так просто не напугаешь, брат.

0
0
0

— Так в чём же ваш секрет? Восстанавливаете Егерей и устраиваете экскурсию новичкам? Уверен, это не всё. Вы пилот?
— Пока нет. Но хочу им быть больше всего на свете.
— Какой счёт в симуляторе?
— 51 высадка, 51 победа.
— Ого! Это невероятно. Вы в списке кандидатов на завтра?
— Думаю, нет. У маршала на всё свои резоны. Он причину всегда найдёт.
— Но 51 победа... Не знаю, что можно здесь придумать.

0
0
0

— Я подбирала вам кандидатов. Я изучила вашу технику и стратегию боя. Бой на Аляске тоже.
— И что вы думаете?
— Думаю, вы непредсказуемы. Вы вечно отклоняетесь от стандартных боевых техник. Вы подвергаете риску и себя и команду. Боюсь, вы не подходите для этой миссии.
— Что ж, спасибо за прямоту. Может, вы и правы, но всякий пилот однажды понимает, что решение в бою принимает только он. А потом живёт с их последствиями.
— Именно этим я и занимаюсь.

0
0
0

— Райли, садись к нам.
Нет, не стоит. Я пойду, возьму себе...
— Да, ладно тебе! За нашим столом полно места!
Спасибо... Давненько я хлеба не видел.
— Это Гонконг, открытый город. Никаких талонов. Есть картофель, горох, печёная фасоль, мясной рулет. Передай картошку... Это мой сын, Чарли. Он теперь мой второй пилот.
— Скорее, ты второй пилот. Разве нет, папа?
Хорошо...
— Так значит, ты тот самый парень? Новичок, который будет меня прикрывать на своем ржавом ведре?
— Типа того.
— И когда ты последний раз был в седле, Рей?
— Лет пять назад.
— Чем же ты занимался эти пять лет? Чем-то очень важным, наверное?
— На стройке работал.
— Oй, ну надо же! Как здорово! Очень «полезный» навык. Если попадём в переплет, ты нам построишь что-нибудь? Да, Рей?
— Я — Райли.
— Как скажешь. Слушай, тебя Пентекот нашёл, да и папаше ты моему по душе. Но программу «Егерь» закрыли из-за таких, как ты. По мне, ты — балласт. Будешь тормозить — сброшу, как мешок с дерьмом Кайдзю. До новых встреч, Райли.

0
0
0

— В чём дело? Они тебе не нравятся? Ты ведь лично их отбирала.
— Что, прости?
— Каждый раз в конце поединка у тебя вот такое личико, как будто тебя не радуют их результаты.
— Дело не в их результате, а в твоём. В твоей тактике. Ты мог бы уложить всех их на два приёма быстрее.

0
0
0