Рэйчел Эрл (Рэй) (Rachel Earl)

Есть такие друзья, про которых ты думаешь: «если бы мы встретились сейчас, то я даже не заговорила с тобой, но так как мы давно друг друга знаем, у нас есть история».

1
1
0
1

Дорогой дневник, в городе, далёком от дома, бежала Рэйчел Эрл. Да, всё верно, бежала. Не каждый день увидишь бегущую Рэйчел Эрл, но это был экстренный случай. Даже если бы Джонни Дэпп поманил меня своим пенисом с вершины холма, ему бы пришлось подождать.

3
1
0
0
0

— Я отвратительный человек, Кестер.
— Почему ты так говоришь?
— Моя мама спросила меня, переживаю ли я за нового ребёнка. И я сказала «Нет». И самое страшное, что я действительно имела в виду именно это. Я не переживаю. Мне кажется, что я всё порчу. И чем больше я стараюсь всё исправить, тем хуже всё становится. Это касается не только мамы. Это и мои друзья. И Хлоя.
— Потому что ты не сможешь исправить других людей, пока не исправишь себя.
— Но я не могу исправиться. Потому что я сумасшедшая.
— Ты не сумасшедшая. Если ты хочешь быть хорошим человеком для других людей, вот откуда ты должна начать.
— Я пыталась хорошо к себе относиться!
— Неужели?! Потому что только что ты сказала мне, что ты отвратительный человек. Ты просто используешь то, что происходит с Хлоей или с твоей мамой как ещё одну причину ненавидеть себя.
— На каждом сеансе Вы говорите мне, что мне нужно полюбить себя, что мне нужно начать больше себе нравиться. В течении многих месяцев. Вы как заезженная пластинка. Но Вы никогда не говорите мне как начать или когда начать или откуда!
— Хорошо, мы начнём прямо сейчас! Не сегодня вечером, не завтра, не после этой чашки чая. Мы начнём ПРЯМО СЕЙЧАС. Закрой глаза. Теперь расскажи мне о том, что тебе не нравится в себе, но будь честной. Не умничай, не злись. Будь честной.
— Я толстая. И я уродина. И я всё порчу.
— Постарайся вспомнить как долго ты себя так чувствуешь.
— Не знаю. С девяти или десяти лет.
— Т. е. такое мнение о себе ты создала уже давно. Открой глаза. Я хочу, чтобы ты представила десятилетнюю версию себя, которая сидит прямо тут на этом диване. Вот эта маленькая девочка, которая впервые поверила, что она толстая и уродливая, и она смущает. Я хочу, чтобы ты представила, что она сидит здесь и сейчас. Скажи этой девочке, что она толстая.
— Я не буду этого делать.
— Скажи ей, что она уродина.
— Я не хочу.
— Скажи ей, что она обуза, никчёмная, бесполезная. Потому что это то, что ты делаешь каждый день по отношению к себе. Итак, ты думаешь, что она уродина?
— Нет.
— Или толстая?
— Нет.
— Или обуза? Или ужасная? Или бесполезная?
— Просто прекратите! Нет! Хорошо? Нет.
— Что бы ты сказала этой маленькой девочке? Если бы она рассказала тебе о том, как воспринимает и чувствует себя, что бы ты ей сказала?
— Что она в порядке. Что она прекрасна.
— Именно это тебе нужно сказать самой себе. Каждый раз, когда ты чувствуешь тревогу, страх, панику, ты должна успокоить себя так же, как успокаивала бы эту маленькую девочку. Ты должна сказать себе, что всё будет хорошо. Если ты сможешь это, то я обещаю тебе, что ты сможешь всё, что угодно.

2
7
1
3
4

Люди говорят, что просыпаясь от кошмара, они чувствуют облегчение, что это был всего лишь сон. Но, когда я просыпаюсь от кошмара, то жалею о том, что это не реальность, так как реальность намного хуже, чем кошмар в моем сне.

2
4
2
0
2

У меня есть чувство, к которому я не привыкла. Оно шипит, как вишневая кола, и покалывает, как поцелуй на моей шее. Я думаю, это называется счастье.

2
1
6
1
7

— Я не могу есть перед людьми.
— Почему?
— Потому что если я буду есть вредную еду, люди подумают «О! Только посмотрите на эту жирную корову! Не мудрено, что она такая». А если я буду есть здоровую еду, то они подумают:»Ха, кого ты тут пытаешься надуть, детка? Тебя не от салатика так разнесло».

2
3
10
0
10