Рикардо Монтеро

— Что именно вам не нравится, капитан: что между нами ничего нет, или что мне всё равно?
— Знаете, я бы предпочёл получить от вас пощёчину, чем безразличие.

2
5
10
0
10

— Есть три вопроса, при которых сомнение — уже ответ: «Можно тебя поцеловать?», «Ты выйдешь за меня замуж?», «Мы заведем ребенка?».
— То есть в этих трех случаях сомнение означает «Нет»?
— Всегда.

3
4
14
2
16

— Что ты делаешь? Принюхиваешься, как сучка к кобелю?
— Точно. Ты и есть кобель. Я всю ночь искал сушу, а ты подбивал клинья к врачихе. Я видел тебя. Ты занимался нежностями в самый разгар шторма, а сейчас выходишь из ее каюты. Рикардо, тебе не пятнадцать лет!

1
2
1
0
1

Господа! Думаю, вы забываете кое о чем. Мы живы! И я уверен, что где-то есть еще выжившие, так что мы должны быть организованными, провести инвентаризацию. Теперь ваши каюты — ваш дом, а ваши товарищи — ваша семья. И кто рад, что выжил — тот на моей стороне, а остальные пусть найдут себе причину вставать каждое утро, потому что семьдесят пять метров палубы этого корабля — единственная суша, по которой вы будете ступать, пока мы не найдем эту новую землю, о которой говорит доктор.

1
4
0
0
0

— Послушай, милая, иногда в жизни случаются вещи, которые трудно объяснить. Как гроза тогда. Это была очень сильная гроза. Она была такой сильной, что из-за нее вся земля утонула...
— Как когда в унитазе смываешь?

1
4
0
0
0

Я принес присягу перед началом плавания. Я поклялся вернуть вас на землю. Всех. Я не смогу это выполнить. Сегодня мы прощаемся в Эдуардо Мартинесом. Первым, кто умер из нас. Из тех, кто выжил в катастрофе. Вместе с ним мы простимся с остальными. С нашими братьями, нашими родителями, нашими любимыми, с теми, кого мы не можем похоронить должным образом. Но сегодня мы можем с ними проститься и поддержать всех, кто потерял кого-то в этой катастрофе. Сегодня мы проводим похороны человечества для того, чтобы жить дальше, начать новую жизнь без них, но мы их никогда не забудем.

1
7
0
0
0