Роб Коул (Rob Cole)

— Он не успокоится, пока мы все не сдохнем.
— Зато ты попадешь к своим девственницам. Сколько их будет?
— Кто-то говорит девяносто девять, кто-то двадцать. Ну а у вас?
— Ни одной.
— Ни одной? Тогда какой толк в рае?
— Мы увидим Бога.

5
1
6

— А твоя мама жива?
Нет. Померла, когда меня рожала.
— А родные есть?
— Нет.
— С кем же ты говоришь, когда остаешься один?
— Ни с кем. Я сплю.

3
4
7

— Куда тебя черт понес?
Я не хочу всю жизнь лечить бородавки, не хочу рвать зубы и торговать подкрашенной конской мочой. Я хочу научится лечить катаракту, болезнь кишок и все другие болезни. Ты говорил, что тебя нельзя вылечить, а теперь ты видишь! В мире много такого, о чем ты не знаешь.

2
0
2

Ты интересуешься медициной больше, чем кто-либо из моих пациентов.
Я приехал учиться у Авиценны.
— Откуда ты о нем узнал?
— Мне сказали, что он величайший целитель в мире.
— Ну это вряд ли, он обычный врач.
— Ты его знаешь?
— С каждым днем узнаю все лучше.

2
0
2

— Не окажешь ли ты мне услугу? Когда я умру, отнеси мое тело в башню и оставь там, на растерзание птицам.
— Не хотите ни кремацию, ни похорон?
Мы, зороастрийцы, отдаем тела стервятникам. Они очищают наши души от земных останков.
— А как же воскрешение?
— Мусульмане, иудеи, христиане — сомневаются в бессмертии души. Они хотят взять свои кости с собой, на всякий случай.
— То есть, вам плевать на ваше тело?
— Зачем Богу пустая шелуха, если он может забрать плод внутри?

2
0
2

Господи, смилуйся надо мной, благослови меня на это путешествие. Не отдай меня волнам и морским чудовищам, защити от разбойников и волков. Не дай мне умереть с голоду и заблудиться в темных лесах или ледяных горах. И прости, Господи Иисусе, за то, что я на словах отрекусь от своей веры и запачкаю себя грехом, чтобы служить твоему творению и славе.

1
0
1

— Чуме все равно, богат ты или беден, простой человек, дворянин или глава государства. Она уже достигла Испахана. Никакая стена, даже самая толстая, не остановит её.
— Ты угрожаешь мне, англичанин?
— Не угрожаю, повелитель. Предупреждаю.

1
0
1

Я рассчитал орбиты всех этих звезд и планет. Все мои бумаги заполнены расчетами. Но я лишь едва очертил истинные секреты творения.
— Разве тебя не расстраивает, что ты так много всего не знаешь?
Нет. Это наполняет меня благоговением. Как бледен и утомителен был бы этот мир без тайн.

1
0
1

— Когда пришла чума, вы были так же беспомощны, как песок перед наступлением моря. Прилив обрушился на нас и утащил наших людей, и мы ничего не смогли сделать, чтобы остановить это.
Ты просишь от медицины того, что может сделать только Аллах. Или Яхве.
— Вы никогда не сомневаетесь в своем призвании?
— Каждое утро и каждый вечер. В перерывах я работаю слишком усердно, чтобы думать об этом.

1
0
1

— Если вы хотите выжить, вам нельзя вставать, нужно отдохнуть.
— Час моей кончины уже предопределен. Благодаря тебе, ангел смерти найдет меня не в постели, как беспомощного старика, а на поле битвы, как царя.

1
0
1

Я уже скучаю по нему.
Нет, он не умер. Пока мы помним его, он будет жить. Его дух не умрет, но только, если ты сохранишь его.
— И как я это сделаю?
— Стань великим врачом.

Пояснение к цитате: 

О смерти Авиценны.

1
0
1