Тереза

— Думаешь, мы еще будем хотеть друг друга, когда нам будет по восемьдесят?
— Надеюсь, иначе я пошлю тебя на фиг.

2
1
17
1
18

Жизненный путь одних — прям и ясен, других — причудливо извилист и не предсказуем. На моем пути меня ждала удивительная находка, она обернулась утратой, но открыла мне глаза на многое чего я не видела.
Теперь я знаю, что такое любовь и благодарна за это судьбе.

10
0
10

Сон — не только сообщение (если хотите, сообщение зашифрованное), но и эстетическая активность, игра воображения, которая уже сама по себе представляет ценность. Сон есть доказательство того, что фантазия, сновидение о том, чего не произошло, относится к глубочайшим потребностям человека. Здесь корень коварной опасности сна. Не будь сон красивым, о нём можно было бы мигом забыть.

8
0
8

Меня похоронили. Меня уже давно похоронили. Ты ходил ко мне каждую неделю. Ты всегда стучал в могилу, и я выходила оттуда. Глаза у меня были полны земли. Ты говорил: «Ты же так ничего не видишь» — и вынимал из глаз землю. А я тебе говорила: «Я всё равно не вижу. У меня ведь вместо глаз дыры».

12
2
14

Вот не надо, никогда не надо заранее думать о неприятностях, — говорит себе Тереза. — Только подумаешь, а они — хлоп! — и материализуются у тебя на пути.

8
1
9

Ты объяснял мне уже тысячу раз, тысячу раз, что есть любовь, и есть секс. И секс это развлечение вроде футбола, я понимаю — это легко.

10
4
14

— Ваш муж был хорошим человеком?
— Он был хорошим. Мы прожили вместе хорошую жизнь и очень любили друг друга. А теперь его нет. И это не несправедливость. Просто так случилось. Но многие люди живут не так хорошо. Они не знают любви. И вот это — несправедливость.

5
0
5