Варрик Тетрас

— Фенрис, что ты делаешь целыми днями в этом большом мрачном доме?
— Танцую, что же ещё?
Правда?
— Да. Каждый день исполняю вальс «ежедневная уборка»!
— Ты что, пошутил? Внемли Церковь! Пусть этот день занесут в календарь как праздничный!
— А ты думал, я никогда не шучу?

3
0
3

— У тебя родовое имя Тетрас, верно? Я слышала об этом клане.
— Да брось ты! Об этом клане никто не слышал.
— У моего отца был гномий меч с руной клана Тетрас.
— Хм. Наверное, это Дусан отковал. Он был кузнец. Хотел стать Совершенным, а кончил тем, что отравился.
— Что, правда?
— Он был совершенно бестолков в интригах. Забыл, в какой бокал подсыпал яд. Он ещё злорадствовал над врагом, когда рухнул замертво. В нашем семействе всегда водились мастаки по части ужасных драм.

3
0
3

— Что?
— Просто интересно, правда ли, что все угрюмые маги-повстанцы носят на плечах перья?
— О чем ты?
— Я сочиняю эпическую балладу о несчастном отступнике, развязавшем грандиозную борьбу с врагами, которых он не в силах сокрушить.
— То есть как это «не в силах сокрушить»?
— Понимаешь, в хороших историях герой всегда умирает.

3
0
3

— Слушай, Блондинчик, не то, чтобы я тебя осуждаю, но ты не подумывал о том, чтобы подыскать себе новую профессию?
— Например?
— Да мало ли на свете занятий! Не думаю, что с профессией «маг-отступник» тебя ждет блестящее будущее. Да и пенсия не светит.

3
0
3

— Знаешь, ривейнка, ты обещала мне рассказать, как разбился твой корабль.
— Я была пьяна. Мне показалось, что рифы вокруг Рваного берега сделаны из леденцов.
— Ой, да ладно.
— И демон подтолкнул меня это проверить. Побился со мной об заклад на шестьдесят золотых и бутылку портвейна. Знаешь, не только ты умеешь заливать.

3
0
3

— Почему зеркало?
— Не понимаю твоего вопроса.
— Если твои сородичи решили сделать волшебную штуку, чтобы говорить друг с другом на расстоянии, почему они выбрали именно зеркало? Неужели эльфы так часто беседуют со своим отражением?
— Полагаю, древним эльфам казалось глупым беседовать с вазой или платяным шкафом.

3
0
3

— Знаешь, Певчий, я обычно такого не говорю, но эти белые сверкающие доспехи... тебе к лицу.
— Варрик, как это непривычно мило с твоей стороны.
— Ты в них смахиваешь на покрытого лаком дельфина.
— А вот это куда больше в твоем духе.

3
0
3

— Эта ваша Торговая гильдия напоминает мне старкхевенский двор. Интриги и слухи в обертке из бюрократии.
— Если в Старкхевене всё хоть на десятую долю так плохо, то я понимаю, почему ты сбежал в Церковь.
— Хуже всего была мода. В Церкви мне не приходилось мучительно вспоминать, носят в этом году приталенные камзолы или свободные.
— А в Старкхевене тебя забивают дубинкой до смерти, если забудешь имя третьей дочери младшего секретаря?
— Если повезет.
— Знаешь, Певчий, твоя жизнь внезапно обрела в моих глазах куда больше смысла.

3
0
3

— Я вижу, ты не очень-то жалуешь брата?
— Ну ты прямо мысли читаешь. Неужто магия крови?
— У меня был брат-близнец. Его звали Карвер. Он не раз прибивал мою косу гвоздями к кровати, пока я спала. В жизни бы не подумала, что мне его будет так не хватать.
— Сочувствую по поводу брата. Эй, хочешь, бери моего! Я им не пользуюсь...

3
0
3

— Что пригорюнился, Младшенький? Целых три покушения! Ты в центре внимания! О чём ещё мечтать?
— Они мою сестру заманивали в ловушку! Я им даром не нужен!
— Это только начало! Скоро и у тебя свои преследователи заведутся, вот увидишь.

3
0
3

— Держу пари, Мередит была ошарашена, что на её храмовника напали прямо в Казематах.
— Какой восторг.
Она заставила тебя убирать за собой?
— Мы наняли гномов. Правильных гномов, с бородами вместо швабр.
— Рад слышать, что у Совершенных появилась пристойная работа.

3
0
3

— Надо бы тебя занять делом, Варрик. Придумай-ка пару предостережений для нарушителей.
— Это для кого же? Думаешь, преступники много читают? Разве что для знати, чтоб успокоилась.
— Ну, нарисуй картинки. Это было просто предложение.
— Может, сойдёт большая табличка «Нельзя!»? Чтобы бить непослушных по голове.
Спасибо, я поняла твою мысль.

2
0
2

— Мне всегда было интересно, почему всякий гном-наземник непременно или торговец, или кузнец?
— Ты забыл упомянуть преступников и наемников.
— Они не в счет.
— Нас, гномов, вечно тянет ко всему блестящему. Мы вроде как сороки, только с деловой жилкой.
— Ты шутишь.
— Конечно шучу. Мы, Блондинчик, выходим на поверхность с теми умениями, которые нам достались от предков. Думаешь, в Орзаммаре есть династии дровосеков? Пасечников? Моряков?
— Ну могли бы быть хоть грибоводы и нагопасы.
— Орзаммар в жизни не выпустит такие кадры на поверхность. Они слишком нужны там, внизу. Да и перед верхними неловко.

2
0
2

— Если хочешь что-то сказать, говори, не стесняйся.
— Ты уверен, что не против меня выслушать? Вдруг я как раз собирался признаться тебе в вечной любви?
— Это я уже слышал. Так что у тебя на уме?
— Я только сейчас сообразил, что ко мне уже давно не заявлялись никакие бандиты из Катакомб.
— Они ребята занятые. Знай, бегают туда-сюда, режут глотки. Может, они просто о тебе забыли?
— Ну да, конечно. Маг-отступник, устроивший в сточных каналах бесплатную лечебницу. Такое разве запомнится! Ты к этому точно отношения не имеешь?
— Ты меня с кем-то спутал! Я всего лишь рядовой торговец и рассказчик.

2
0
2