Винн

10 цитат

Любовь безмерно эгоистична. Она требует, чтобы любящий посвятил себя одному-единственному человеку, тому, кто заполнит весь его разум и сердце и исторгнет из них все остальное.

38
2
40

— Мне кажется, ты должен знать, что убийство — это плохо.
— Прости… ты ко мне обращаешься?
— Поэтому ты хотел расстаться с Воронами. Угрызения совести.
— Да, так оно и есть.
— Шути, если хочешь, но я чувствую, что в глубине души ты сожалеешь, что вёл такую жизнь.
— Верно. Я обо всём этом сожалею.
— Ну, что это за вечное детство? Неужели ты хоть раз не можешь поговорить серьёзно?
— Знаю. Я ужасен, и от этого мне грустно. Можно прижаться к твоей груди? Я хочу поплакать.
— Уверена, ты можешь поплакать и не на моей груди.
— Я говорил тебе, что я сирота? Я никогда не видел своей матери.
— О-хо-хо… Сдаюсь.

8
0
8

— Алистер, можно тебя на пару слов?
— Безусловно, всё что угодно для моего самого любимого мага. (Безусловно, всё что угодно для моего второго любимого мага).
— Сдаётся мне, что ты и наш отважный командир стали в последнее время неразлучны. Можно сказать, срослись.
— Это слегка преувеличено, ты не находишь?
— Что ж, теперь, когда вы настолько сблизились, тебе наконец следует узнать, откуда на самом деле берутся дети.
— Прошу прощения?!
— Знаю, церковь говорит, что человек видит своих детей во сне, а потом добрые духи вызымают их из Тени и оставляют у него на руках. Но это не правда. На самом деле происходит вот что – когда юноша и девушка крепко любят друг друга…
— Клянусь пылающим мечом Андрасте, я и так уже знаю, откуда берутся дети.
— В самом деле? В самом деле знаешь?
— По крайней мере, надеюсь, что знаю.
— Ааа… тогда всё в порядке. Ай-ай-ай, как ты покраснел. Как мило.
— Ты сделала это нарочно?
— Ну что ты Алистер, зачем я бы стала так поступать?
— Да потому что ты злюка, вечная маска хрупкой старушки, меня этим не обманешь. Я тебе теперь покажу.

5
0
5

— Я слышала о… том, что случилось и… даже не знаю, что сказать. Но чувствую, что сказать что-то надо. Может быть, сожалею?
— Я не нуждаюсь в сочувствии, и поэтому не считай себя обязанной успокаивать меня. Лелиана, мы все знаем, что умрём. Так, какая разница?
— Потому… потому что раньше?
Правда? Я могу умереть через год или завтра, от стрелы разбойника, вонзившейся в сердце. Я точно не знаю. Постоянный страх смерти лишает радости все на свете, в первую очередь, жизнь. Не тревожься обо мне, да и о себе. Смерть заберёт нас, когда вздумает, а до тех пор мы живы, воистину живы.

4
1
5

— Ну да, конечно. А почему бы и нет?
— Прошу прощенья?
— Ну, я б тебе кинул палку. Почему бы и нет?
— Палку?
— Ага. В любое время. Лучше всего в темноте.
— Полагаю, я должна быть польщена.
— Не знаю, что это за поза, но если тебе так привычней – само собой.

Пояснение к цитате: 
Для тех кто не в курсе - Огрен - гном, а Винн - старая
3
0
3

— Вот. Последнее чего не хватало.
— Долгий выдался день. У тебя такие мешки под глазами, что, смею сказать, ты выглядишь ничуть не моложе меня.
— А я, с вашего позволения, миледи, скажу, что вы молодеете с каждый днем.
— Мальчик мой, смотри, с кем заигрываешь. Вот проснешься завтра со мной в обнимку — и я опять напомню тебе твою бабушку...
— С тобой в обнимку?
— Да, ты не ослышался. Мне, знаешь ли, не впервой просыпаться в обнимку с юношей.
— Неужели все женщины с возрастом становятся такими злюками и развратницами?
— Не все, радость моя, не все. Только я.

1
0
1

— Знаешь, Винн… у меня в Антиве остался друг, который был бы счастлив познакомиться с тобой.
— Прошу прощения?
— Салвейл предпочитает зрелых опытных женщин. Он говорит, что они более пышные, более ядрёные и смачные.
— И я именно такая?
— О да. Что проку отрицать, Зевран умеет распознать первосортную пташку.
— Я не пташка!
— Но, в конце концов, тебе же незачем отказывать себе в удовольствии пофлиртовать с мужчиной? Сейчас ты, может, и отнекиваешься, но я тебя уверяю, Салвейл господин зажиточный и довольно симпатичный.
— Я сейчас уйду. Спокойно. Очень спокойно. Это для того, чтоб тебе не пришлось корчиться от боли, когда твой мозг сам собой полезет из ушей.

1
0
1

— Почему ты так улыбаешься? Вид у тебя какой-то подозрительный, точно у кошки, которая сожрала голубя.
— Канарейку!
— Что?
— Я выгляжу точно кошка, сожравшая канарейку.
— У меня когда-то была очень большая кошка, но я же не об этом. Я о том, почему ты так ухмыляешься.
— Ты смотрел на неё! И должна заметить с огромным интересом. Точнее ты был... заворожен!
Она наш командир. Я всегда жду её приказаний.
— Ааа... понимаю. И какой ты приказ прочёл в покачивании бёдер?
Нет, нет, нет! Я не смотрел на... ну, ты знаешь... на то, что у неё пониже спины.
— Разумеется.
— Я смотрел... ну, может пару раз глянул в ту сторону. Но я на неё не глазел! И вообще даже ничего не видел!
— Конечно!
— Ты плохая! Как же я тебя ненавижу!

1
0
1

— Лисил, ты должен это прекратить! — умоляюще воскликнула она. На ее круглом лице был написан откровенный ужас. — Нельзя допустить, чтобы Магьер сжигала трупы прямо посреди улицы!
— Магьер, — сказал Лисил, — ни за что не признается в этом, но в глубине души она обожает устраивать драматические представления. Ее злит, что все эти твари преспокойно жили себе в богатом квартале, а их благополучные соседи и не знали, а может, и знать не хотели, что творится у них под боком. Что ж, теперь мы поубавим у них самодовольства.

-1
1
0