Жак Шни (Jacques Schnee)

— ... Я и не говорю о выгоде для моей компании — на кон поставлено будущее Атласа!
— Всё это чушь, и ты сам это прекрасно понимаешь.
— Прошу прощения?!
— Жак, просто выслушай меня...
— Ты был верным другом моей семьи все эти годы, Джеймс. Но то, что ты предлагаешь — чистой воды абсурд!
— Ты преувеличиваешь...
— Совет никогда подобного не одобрит!
— За мной как раз два места в Совете, если ты забыл.
— Твоё эмбарго на Прах уже стоило мне миллионов! Уверяю тебя, я этого не забыл!
— В этом весь ты.

4
2
0
0
0

Ты забыла о своих манерах, пока отсутствовала?
Нет, отец. Прошу меня простить.
— Ты вообще можешь поверить, что в мире ещё остались люди, винящее наше королевство за случившееся в Биконе?
— Ну, таких я пока ещё не встречала.
— Удивительно, что за такое Айронвуда ещё не понизили. А всё потому что Совет всё ещё ему доверяет.
— И я ему верю.
— Из-за него Атласу запрещено экспортировать Прах в другие королевства. «Мера предосторожности, пока мы не убедимся, что никто не собирается объявлять войну.» Как кто-то, кто считает подобное логичным, может находиться в моём окружении? Именно поэтому П. К. Ш. на днях организовывает благотворительный бал. Нужно показать остальным людям Ремнанта, что мы на их стороне. Что и мы тоже — жертвы падения Бикона.
— Звучит чудесно.
— Знаю. И я думаю, многих обрадовало бы твоё выступления на этом мероприятии.
— То есть?!
— Многие забыли, что и ты была там. Моя дочь на передовой, защищавшая другое королевство. Надо им это напомнить. Показать всем, что семья Шни столь же могущественна, как и всегда.
— Это вопрос, хотела бы я выступить по своей воле, или всё же приказ?
— Я считаю, что это обнадёжило бы многих людей.
— Тогда пойду репетировать.
— Узнаю свою девочку.

4
2
0
0
0

— Невероятно! Просто невероятно! Ты хоть понимаешь, чего нам стоила твоя выходка?
— Но я...
— И не думай, что я говорю лишь о деньгах! Наша репутация подмочена!
— Я хочу уйти.
— Прошу прощения?!
— Я сказала, что хочу уйти! Не хочу больше здесь оставаться. Даже не желаю торчать и лишней минуты в Атласе.
— Юная леди, меня не волнуют ваши капризы. Дело касается не только тебя — тут речь о добром имени семьи Шни и твоём очевидном желании растоптать его!
— А я ничего иного и не делала, кроме того как отстаивала семейную честь от имени той, на которой ты лишь женился!
[Жак даёт дочери пощёчину.]
— Ты меня разочаровала. Ты и представить себе не можешь, через что я прошёл, чтобы увековечить наше родовое имя. Думаешь, что если сбежишь, как твоя сестра, сможешь сделать Шни сильнее, чем сейчас? Ты сильно ошибаешься. То, что ты разделяешь её мнение, всё только усугубляет.
— Я не на чьей стороне. Я делаю то, что считаю правильным, и это не включает трату моего времени здесь, среди Атласских снобов. Наследство Шни не принадлежит тебе. Оно — моё, и я буду распоряжаться им, но как Охотница.
Нет, не будешь. Ты не покинешь Атлас. Ты будешь сидеть здесь под замком, пока я не решу, выпускать тебя или нет. Будешь под постоянным надзором и вдали от проблем, пока я и ты не определим твоё дальнейшее будущее.
— Что?!
— Твоё суждение, что ты можешь получить всё, что захочешь — явный признак нашей ошибки, как родителей. Но с этого момента уж я-то уделю тебе всё своё внимание, в котором ты нуждаешься. Начиная с того, что ты не покинешь моё поле зрения.
— Ты не можешь просто удерживать меня здесь!
— Могу. И местный персонал поможет мне с этим.
— О, так я теперь ещё и пленница?!
— Ты моя дочь. А детей, знаешь ли, принято наказывать за плохое поведение.
— Ты так сделаешь всё только хуже, отец. Люди начнут задавать вопросы: «Куда это наследница П. К. Ш. внезапно пропала?»
— Поэтому ты больше не наследница П. К. Ш..
— Не поняла?!
— Очевидно, что «психологическая травма после сражения за Бикон оказалась слишком глубокой». Поэтому все твои права на компанию и её капиталы я передаю твоему брату. Самое время очнуться и поприветствовать реальный мир.

4
7
0
0
0