Жан Арк (Jaune Arc) – цитаты персонажа

33 цитаты

— Какие-то проблемы, сердцеед?
— Я не понимаю... Отец говорил, что девушкам нравится решительность. Где же я ошибся?
— Наверное, не стоило начинать с «Ангела» [Вайсс].

— Пирра, ты в порядке? Я не видел тебя сегодня.
— Боюсь, я припозднилась.
— Ну, зато вид у тебя очень милый.
Спасибо.
— И твой парень не наваляет мне за этот комплимент?
— Считай, что сегодня ты в безопасности.
— Так... где же он?
— А его и нет. Никто меня не пригласил.
— Что? Но... как?! Ты же Пирра Никос! Как это тебя «никто не пригласил»?
— Я всегда была одарённой невероятными талантами и возможностями. Я постоянно окружена фанатской любовью и обожанием... Но когда ты долго стоишь на этом пьедестале, то отстраняешься от людей, что тебя сюда воздвигли. Все думают, что я слишком хороша для них, что я на недосягаемой для них ступени. Из-за этого у меня и страдают близкие отношения с другими. Но это и то самое, что мне понравилось в тебе: когда мы встретились, ты даже не знал моё имя. Ты относился ко мне так же, как и к любому другому твоему знакомому. Лишь благодаря тебе у меня наконец-то появились постоянные друзья — на всю жизнь! Думаю, ты из тех парней, с кем я хотела бы быть здесь — кто-то, кто видел меня настоящую...

— Так вот, зовут меня Жан Арк. Коротко, красиво, легко произносится и нравится девушкам.
— Нравится, говоришь?
— Точно понравится! По крайней мере, надеюсь на это.

— Смотри, что у меня есть.
— Ого! Это... коса?
— А ещё она — настраиваемая скорострельная снайперская винтовка.
— Эм... что?
— Она ещё и стреляет.
— Оу! Круто!
— А у тебя что есть?
— У меня... этот меч. И щит тоже есть.
— Уууу! А что они могут?
— Ну, щит сворачивается... Так что, если я устаю его таскать, я его... просто убираю...
— Но вес же сохраняется?
— Да. Точно.
— Хе-хе. Видишь ли, я немного помешана на оружии. Наверное, с дизайном для своего я немного перестаралась.
— Погоди-ка. Ты сама собрала её?
— Ага. Все туденты сигнала сами собирают своё оружие. А ты разве своё не сам сделал?
— Они мне такими достались. Мой прапрадедушка прошёл войну с ними.
— То есть, это вроде фамильной реликвии? Это так мило! В наше время не так много людей умеют ценить классику.

— Так почему ты помог мне там, на площади?
— А почему нет? Мама мне всегда говорила: «Незнакомцы — это друзья, которых ты ещё не узнал как следует».

— Жан, прости!
— Ничего страшного. Просто царапина.
— Почему бы тебе не воспользоваться аурой [для самолечения]?
— Что?
— Твоя аура. Жан, ты ведь знаешь, что это такое?
— Конечно, знаю!... Эм, не напомнишь?
— Аура — это проявление нашей души. Она несёт в себе нашу сущность и защищает наши жизни. Чем больше развиваешь её — тем сильнее она защищает. Ты когда-нибудь чувствовал на себе чужой взгляд, не зная наверняка, следят ли за тобой?
— Вроде как, да...
— Аура есть практически у всех живых существ. Даже у животных...
— А существа Гримм?
Нет. У них нет индивидуальности. Мы созданы Светом, а они — порождения Тьмы. Она же заменяет им души.
— ... Потому мы с ними и сражаемся.
— Тут вопрос не в причине, а в осознании сути. Понимание Света и Тьмы даёт возможность проявить свою ауру — каждый имеет внутри себя и то, и другое. Научившись просачивать свою душу поверх плоти, можно защитить её от ранений. Наше оружие и экипировка — лишь её проводники. Переходя в нападение, ты защищаешь свою душу и тело.
— Эй, это же почти как силовое поле!
— Ну, если так удобнее воспринимать, тогда да. Ибо, пройдя через это, мы обретаем духовное бессмертие — лишь благодаря этому люди стали образцами добродетели для всего сущего. Неудержимые, недосягаемы и несвязанные смертью. Я освобождаю твою душу. И подставляю плечо своё.

— По-вашему, это мудро — плотно наедаться перед схваткой?
— Ну разумеется! Только так и можно набраться сил...
— Ооох! Если меня вырвет — это будет твоя вина.
— О! Тогда целься во врага!
— Нора, это мерзко! Но, если всё-таки приспичит...
— Понял-понял...

— Эй!
— А?
— Вы чем там занимаетесь?!
— Проводим командное совещание! А вы нам, между прочим, мешаете!
— Да! Только для командных ушей!
— Мы тут вообще-то дерёмся!
— А мы тут вообще-то разговариваем! Что тут ещё не понятно?!

— Эй.
— Ребята... До Хэйвена путь не близкий.
— Знаю. Но это наш единственный путь.
— Уверены, что хотите пойти со мной?
— Путь будет небезопасным. И узнаем ли мы что-то в его конце — совершенно не ясно...
— Но будь мы не готовы, то нас бы здесь и не было.
— Тогда вперёд!

— Ладно. Допустим, мы поверили во всё это. За всеми этими атаками и правда стоит «древнее зло», а не просто кучка головорезов, гоняющимися за силой. Почему весь остальной мир не в курсе? Почему Атлас их не розыскивает?
— И почему мы не рвёмся со всех ног в Хэйвен, как и планировалось? Мы же должны всех там предупредить? Что будет, если они следующие?
— Местный директор в курсе произошедшего с Биконом. Он не дурак, и будет настороже. Кроме того, нужно время на мобилизацию подобных ресурсов. Вы правда думаете, что план атаки на Бикон был написан на коленке за один день? Что же до другого вопроса — по той же причине мы молчим и про Дев. Если бы весь мир узнал про Сейлем и реликвии, представьте себе масштабы возникшего бы хаоса. Грянула бы ещё одна Великая Война, и сражаться пришлось бы уже вам. Послушайте, я тоже был не в восторге, когда узнал всё это в своё время. Но старина Оз стоял на своём: «Нельзя сеять панику». И он постоянно это повторял. Но Сейлем умна: действует из тени чужими руками, чтобы получить желаемое — так что, когда приходит черёд искать виноватого, все могут лишь показывать пальцем друг на друга. Она пытается разделить человечество, и в последнее время ей с этим фортит.
— Ладно. Что будем с этим делать?
— Даже не знаю. Озпин очень полагался на директоров других академий. Как я уже говорил, академии — важный рубеж защиты от Сейлем. Атлас сейчас в повышенной боеготовности, и Вакуо... ну, там всё как всегда — им будет сложно нанять воров и убийц для борьбы с другими ворами и убийцами. А ещё — Синдер и её сообщники по документами прибыли из Хэйвена, а значит Мистраль — их следующая цель. Так что, нам нужно прямиком к директору. Даже до той атаки от него было мало вестей. Надеюсь, у него есть ещё ответы.

— Прости.
— Что?
— Это всё моя вина. Я не должна была втягивать вас во всё это.
— Ты и не втягивала. Мы сами решили помочь тебе.
— Но я не знала о Тириане и о...
— Руби... Мы потеряли Пирру, как и ты. Потеряли Пенни, твою команду и — в какой-то степени — твою сестру. Но ты всё ещё здесь, не смотря на все потери. Ты знала, что можешь лишиться ещё большего, но всё равно решила отправиться сюда. Всё потому что ты чувствуешь, что ещё можешь что-то изменить. Ты не тащила нас за собой — лишь дала нам смелость составить тебе компанию.

— Ха-ха-ха! О, Жан...
— Кардин?
— Я тут вас «случайно» подслушал... Так значит, ты у нас умудрился прошмыгнуть в Бикон, так? Надо признать: я не ожидал, что ты такой бунтарь.
— Пожалуста, Кардин, никому не рассказывай...
— Да ладно тебе, Жан! Я никогда не поступаю так с «друзьями».
— Эм... друзьями?
— Конечно! Мы ведь теперь «друзья», Жан! И, как по мне, пока ты мне будешь полезен, мы будем друзьями ещё очень-очень долго. Но ты не волнуйся — твой секрет останется со мной.

— Эм... Привет? Ты же Жан, верно?
— Ага.
— Эта вечеринка такая пресная. В смысле, бальные танцы, вся фигня...
— Ага.
— Милая девушка она [Пирра], да?
— Это всё, о чём ты думаешь?
— А?
— Ты вообще думаешь о девушках, которых отшил? Что они чувствуют?
— Эй, ты чего завёлся?
— Как ты мог её вот так кинуть?!
— Погоди! Ты про кого?
— Вайсс!
— Я... ну, это... У нас просто не получилось...
— Думаешь, слишком крут для неё? Слишком много других свободных вариантов? Вайсс Шни пригласила тебя на танцы! Что вообще могло сдержать тебя от того, чтобы пойти...
— Я не танцую.
— Прошу прощения?
— Я не умею танцевать, чувак.
— Но... ты же ведь такой... клёвый!
Спасибо — я над этим очень много работал.
— То есть, ты скорее предпочтёшь разбить девушке сердце и пойти на вечеринку в одиночку, чем просто пригласишь кого-нибудь двигаться вместе с тобой в ритм музыке?
— Если кратко, то да. Пожалуйста, не говори никому.
— Ладно. Хоть мне стало немного легче.
— Слушай, если тебе нужна Вайсс — она вся твоя. Я не буду мешать.
— Тебе-то хоть она нравится?
— Думаю, да. Мы не очень хорошо знаем друг друга, но она довольно милая.
— Тогда просто иди и поговори с ней. Никаких пикапов и сантиментов — просто будь собой. Я слышал, это работает.
— Да, но это...
— Эй! Ты не можешь всё время выглядеть круто. По правде говоря, ты был бы более популярным без излишней крутизны.
— Да. Пожалуй.
— Она ждёт тебя. Сделай ей этот вечер.
— А ты классный парень, Жан. Спасибо тебе.
— Ладно-ладно, только без сарказмов, хорошо?