Жан Арк (Jaune Arc)

— Ладно. Допустим, мы поверили во всё это. За всеми этими атаками и правда стоит «древнее зло», а не просто кучка головорезов, гоняющимися за силой. Почему весь остальной мир не в курсе? Почему Атлас их не розыскивает?
— И почему мы не рвёмся со всех ног в Хэйвен, как и планировалось? Мы же должны всех там предупредить? Что будет, если они следующие?
— Местный директор в курсе произошедшего с Биконом. Он не дурак, и будет настороже. Кроме того, нужно время на мобилизацию подобных ресурсов. Вы правда думаете, что план атаки на Бикон был написан на коленке за один день? Что же до другого вопроса — по той же причине мы молчим и про Дев. Если бы весь мир узнал про Сейлем и реликвии, представьте себе масштабы возникшего бы хаоса. Грянула бы ещё одна Великая Война, и сражаться пришлось бы уже вам. Послушайте, я тоже был не в восторге, когда узнал всё это в своё время. Но старина Оз стоял на своём: «Нельзя сеять панику.» И он постоянно это повторял. Но Сейлем умна: действует из тени чужими руками, чтобы получить желаемое — так что, когда приходит черёд искать виноватого, все могут лишь показывать пальцем друг на друга. Она пытается разделить человечество, и в последнее время ей с этим фортит.
— Ладно. Что будем с этим делать?
— Даже не знаю. Озпин очень полагался на директоров других академий. Как я уже говорил, академии — важный рубеж защиты от Сейлем. Атлас сейчас в повышенной боеготовности, и Вакуо... ну, там всё как всегда — им будет сложно нанять воров и убийц для борьбы с другими ворами и убийцами. А ещё — Синдер и её сообщники по документами прибыли из Хэйвена, а значит Мистраль — их следующая цель. Так что, нам нужно прямиком к директору. Даже до той атаки от него было мало вестей. Надеюсь, у него есть ещё ответы.

4
8
0
0
0

— Этот парень — Тириан — зачем ему нужна я?
— Ну, ты теперь ходячая мишень после того фокуса, что выкинула в Биконе. Я тебе говорил, что серебряные глаза — очень редкая черта. И тот факт, что ты ими воспользовалась, огорчил несколько влиятельных личностей. Немногие люди знают об этих глазах. А кое-кто и вовсе не доволен тем, что их носители существуют вообще. Вот почему я следил за вами — чтобы убедиться, что ты в безопасности. Все вы.
— Тогда почему бы не поехать с нами? Это всё только бы упростило.
— Он использовал тебя, как приманку.
— Послушай, всё не так просто, как кажется.
— Что «всё»? За Руби охотятся, академии рушатся — и всё ради чего? В чём вообще смысл?! Просто скажите нам, что происходит!
— Для начала присядь-ка, пацан. Уже и не скажешь, что в наше время остались верующие люди. Наш мир существует гораздо дольше, чем многие предполагают. Достаточно, чтобы люди понапридумывали себе целую когорту богов. Но, если верить Озпину, двое из них всё-таки реальны. Два брата. Старший — Бог Света — находил прекрасным сотворение жизни. А его младший брат — Бог Тьмы — развлекался сотворением разрушительных сил. Как можно догадаться, их мнения об обустройстве мира сильно расходились. Старший убивал целые дни, сотворяя растения и животных, в то время как младший испытывал отвращение от всего этого, и, как ответное действие, создал засуху, голод — всё, что могло избавить Ремнант от жизни. Но жизнь всегда возвращалась. И вот, однажды ночью, младший решил сотворить нечто этакое — что разделяло бы его стремление разрушать всё и вся.
— Существа Гримм.
— Верно. Всё же Старшего достали братские выходки. Зная, что их противостояние не может длиться вечно, он предложил ему объединить усилия, чтобы создать их последнее творение — то, чем они могли бы гордиться. Младший согласился. Их «венцу творения» были дарованы силы Создавать и Разрушать. Были даны дар Знания, чтобы познавать себя и окружающий мир, и — самое главное — дар Выбора своего пути существования. Так и возникло человечество.
— Но что оно должно было делать с нами?
— В этом-то и проблема. Четыре дара человечеству — Созидание, Разрушение, Знание и Выбор — были не просто метафорой. Все они имеют физические воплощения и оставлены нам богами, прежде чем те покинули Ремнант. И каждый из них необычайно силён. Тот, кто соберёт все четыре, сможет изменить мир. Именно этого и хотят наши враги. Академии Охотников были созданы для тренировки защитников человечества, но у них есть и тайная миссия — роль хранилищ для этих реликвий. Когда предшественник Озпина основал академии, он построил их в виде крепостей вокруг этих самых реликвий. Таким образом, их не только легко защищать, но ещё они постоянно окружены обученными бойцами. Вся идея в том, что спрятав их, можно сдержать человечество от использования их друг против друга, но и держать их вне Её досягаемости. Как-то так...
— «Её» — это ты про Сейлем?
— Именно. Хотя, про неё известно не так уж и много, что это дает не существенно. Что действительно важно — ей нужны эти реликвии. И если она достанет их все, добром это не кончится.

4
8
0
0
0

— Так значит, эти «Девы» правда на столько сильны, что им даже не нужен Прах для их... магии?
— Ага.
— И их четверо?
— Всегда.
— И когда одна из них умирает, её сила переходит к другой девушке, которая о ней заботилась?
— К любой, о ком подумает последняя. В этом вся фишка. Лучший вариант — кто-то, кому ты можешь доверять. В любом случае, их души сливаются.
— И это вы пытались сделать с Пиррой. В ту самую ночь. Вы пытались обратить её в одну из них.
— Амбер, предыдущая Дева Осени, подверглась нападению. Она была молода и неопытна. И напавшей на неё — как оказалось, Синдер — удалось стащить часть её силы, но не всю. Мы боялись, что если ничего не предпримем, она заберёт и вторую половину.
— Поэтому вы и взвалили всё на Пирру.
— Ничего мы не взваливали. Мы объяснили ей ситуацию и поставили перед выбором. И она свой выбор сделала. Ты был там, ты всё слышал.

4
8
0
0
0

— Слушай, мы не хотим драться! Да и кто ты такой вообще?
— Кто я такой не должно волновать тебя. И тебя. А вот ты меня как раз интересуешь.
— Я?
— Ха-ха-ха! Ты и правда ничего не понимаешь? О, как же это интригует!
— Чего тебе надо?
— О, наша розочка выпустила шипы! Мой маленький цветочек, я здесь, чтобы забрать тебя с собой.
— А что, если она не хочет идти с тобой?
— Ну, я и так её заберу.
— Этого не будет.
— Чудесно!

4
6
0
0
0

— Нашли кого-нибудь?
— Выглядит так, будто этот городок был брошен.
— Эй! Кажется, я нашла что-то!.. «Ониюри». Никогда об этом не слышала.
— Я тоже.
— Я слышал. Вы когда-нибудь слышали о горе Анима? Много лет назад несколько представителей знати Мистраля был недовольны политикой своего же королевства. Разочарованные в правящем совете, они на свои средства решили построить новый город. С собственными законами. Надеялись, что однажды он станет их собственным королевством. Мои родители думали, что так и будет. Но местный городок так и не был достроен.
— Что же было дальше?
— То, что происходит всегда.
— Гримм...
— Но этот [Нукелави] был не таким, как остальные.
— «Этот»?
— Ладно, пошли отсюда. Это место меня пугает.

4
6
0
0
0

— Новый деньновое приключение! Что сегодня на повестке дня?
— Ходьба.
— Ещё что-нибудь?
— И снова ходьба.

4
6
0
0
0

— Эй.
— Ребята... До Хэйвена путь не близкий.
— Знаю. Но это наш единственный путь.
— Уверены, что хотите пойти со мной?
— Путь будет небезопасным. И узнаем ли мы что-то в его конце — совершенно не ясно...
— Но будь мы не готовы, то нас бы здесь и не было.
— Тогда вперёд!

3
12
0
0
0

— Жан?
— А?
Я не знаю, что мне делать.
Ты это о чём?
— Скажи... ты веришь в судьбу?
— Даже не знаю. Зависит от того, как на это посмотреть.
— Когда я думаю о судьбе, я не думаю о преднамеренном исходе, которого не избежать. Скорее, это как некая конечная цель. Что-то, к чему ты идёшь всю свою жизнь.
— О... Если так, тогда понимаю, да.
— Да... Но, что бы ты сделал, если бы случилось нечто такое, чего ты не ожидал? Что-то такое, что встаёт между тобой и твоей судьбой?
— Эм... Что?
— Или, если это нечто исполнит твою судьбу мгновенно, но ценой того, кем ты был?
— Пирра, я не понимаю...
— Я и сама едва ли что понимаю! Такого не должно было произойти!
— Пожалуйста, прости меня! Я просто пытаюсь понять, что пошло не так...
— Я всегда считала, что мне суждено быть охотницей. Защищать людей. И я точно знаю, что я хотела именно этого. Искренне. Но теперь я не уверена, что смогу.
— Конечно сможешь! Пирра Никос, которую я знаю, никогда не спасовала бы перед подобным испытанием. И если ты реально считаешь своим призванием спасать мир, ты не должна чему-либо позволить встать у себя на пути!
— Хватит...
— Пирра? Я что-то не то сказал?
— Жан... Мне так жаль...

3
8
0
0
0