Железный бык

15 цитат

— Эй, Варрик. А ты про меня в своей книжке потом напишешь?
— Как же не написать?
— Когда будешь писать, отнесись внимательно к мускулатуре. Тут ведь не просто работа на выносливость, тут много лет силовых тренировок. Не забывай про слова «выраженная» и «рельефная». «Подтянутая» еще, вот.
— «Живот Железного Быка приобрел выраженный рельеф после каждого обеда. Рубашки он не любил. Под ремнями они приобретали странный рельеф, и приходилось их подтягивать».
— Обижаешь, Варрик. Обижаешь.

7
0
7

— Ну что, Солас, сразу на меня набросишься или мне пока ждать и гадать?
— О чем это ты?
— Мы заключили союз с моим народом. Я подумал, что при твоей любви к Кун...
— Мне обругать тебя? Упрекнуть в принятых решениях?
— Эй, «Быки» погибли как герои за благополучный исход миссии.
— Я иного и не утверждал. Дело в том, «Железный Бык», что ты кунари. Твои решения меня не могут разочаровать. Ты бездумная и бездушная пустышка. Какие решения? Ты их и не принимал никогда.

Пояснение к цитате: 
После завершения личного квеста Железного Быка, если спасти дредноут
3
0
3

— Вы с Крэмом говорите друг другу слова, которые должны ранить, но они не настоящие, Железный Бык.
— Ага. Мы друг на друга желчь сливаем. У солдат такое сплошь и рядом. Ничего особенного это не значит.
— Значит. Дружбу. И что вы солдаты. Крэму нравится, он этим гордится.
— Да, кажется, понимаю... Хм, «он».
— Это неправильно?
Нет, все правильно. Я как раз подумал, раз уж ты читаешь все прямо из головы... Хороший ты парень, малыш. Оставайся таким.
— Доспехи правильные. Тело неправильное, но ему это больше не мешает.
— Ты ему помог.

1
0
1

— Железный Бык, как у тебя на родине надевают рубашки?
— Мы их обычно не носим. Там и без них жарко. Но если воротник свободный, я что угодно могу надеть. Просто один рог сперва продеваешь, а потом натягиваешь. Есть выражение, означающее, что тебя застали врасплох. Звучит примерно как «бегать с одеждой на рогах».
— Емко.

1
0
1

— Я думал, только я считаю, что все люди на одно лицо.
— А оказалось?..
— А оказалось, что вы сами друг друга не различаете. Как тебе удалось столько лет жить под видом другого человека?
— Бороду отрастил.
— И все? Добавь волос на лицо, и никто тебя не узнает? Ну и маскировка, дружище.
— А еще я месяцами ни с кем не разговаривал.
— Ну ладно. Вижу, что сработало.

0
0
0

— Ты не первый Бен-Хазрат, с которым я встречаюсь. Нам с Хоук однажды попалась некая Таллис.
— Да что ты говоришь.
— В знатные неприятности она тогда нас втянула. Может, знаешь ее...
— Эй, мне однажды гном на дороге попался. Низенький такой, брюзгливый... Думаешь, ты его знаешь?
— Я ведь в Торговой гильдии. Десять роялов на то, что не только знаю, но он мне еще и задолжал.
— О как. Ладно. Нет, я не знаю Таллис. Извини.

0
0
0

— Вот такие драки я люблю.
— Серьезно?
— На Сегероне я каждый день ожидал кинжала в спину. Смотришь и думаешь: вон та жительница — не за имперцев ли? Или просто испугалась, оказавшись меж двух огней? А здесь у всех негодяев, считай, опознавательные знаки. Гораздо легче!
— Да, есть в этом удобство, согласен.

0
0
0

— Каллен притащил те требушеты с осады в Скайхолд. Можно мне один позаимствовать, Искательница? На часик-другой.
— Зачем тебе требушет?
— Крэм шьет немножко. Сварганил недавно нагов с крыльями. Хочу посмотреть, далеко ли полетят.
— Мне кажется... это будет ненадлежащее использование ресурсов Инквизиции.
— Эх. Вот потому ты и не ответственная за боевой дух.

0
0
0

— Бармен смеется, подталкивает напиток. Кружка все время на виду, добавить яд никто не мог. Клинок на поясе, дубина под стойкой. Движется с умением, наемник или стражник. Надо учесть, если понадобится.
— Ну да, целюсь в плечо, они в таких случаях привыкли броню подставлять. Но поскольку он теперь бармен, а не наемник, то он истекает кровью, отдергивает плечо, я ловлю руку и ломаю ему шею.
— Зачем, Железный Бык?
— Я этого не делал, малыш. Просто примерялся, как буду драться, если придется.
— Ты про всех встречных думаешь, как бы их убил?
— А ты нет?

0
0
0

— Стало быть, Коул, ты дух... демон... нечто?
— Да. А ты Железный Бык и боишься демонов.
— Ну, скажем так, недолюбливаю. Но с тобой мы уживемся, если не будешь творить странного.
— Не спится, простыня пропиталась потом, страшно позвать тамаззран. В темноте таятся тени. Если залезет в голову, как его потом вытащить? Все чешется, дрожь, слезы остывают на щеках. «Тама, я боюсь».
— Ну вот, уже творишь странное. О том я и говорил.

0
0
0