Виноваты звезды (The Fault in Our Stars)

16 цитат
Год: 
2014
Слоган: 
«История, покорившая миллионы женских сердец»
Страна: 
США
Жанр: 
драма, мелодрама
Режиссер: 

Хэйзел больна раком.

Несмотря на то, что болезнь временно отступила, девушка не чувствует ни капли радости. Она ходит в группу поддержки, где однажды знакомится с Огастусом Уотерсом и моментально влюбляется в него. Огастус и Хэйзел отправляются в полное страсти и жизни путешествие, которое лишний раз покажет им, что весь смысл жизни можно найти в любом ее отрезке.

Я люблю тебя. Знаю, любовь — это лишь крик в пустоту, и забвение неизбежно. Что мы все обречены, и что однажды все наши труды обратятся в прах. Знаю, что Солнце поглотит нашу Землю. Но я влюблён в тебя.

Аналогичная цитата: 
35
1
36

Когда ученые из будущего придут ко мне и предложат мне новые электронные глаза, я пошлю этих ученых куда подальше, так как не хочу видеть этот мир без тебя, не хочу, я не хочу видеть мир без Огастуса Уотерса... а потом, выпендрившись, я вставлю себе электронные глаза, потому что это очень круто.

Пояснение к цитате: 

Слепой парень репетирует надгробную речь перед своим другом, умирающим от рака

25
1
26

— Давай «хорошо» будет нашим «навсегда»?
— Хорошо.

Пояснение к цитате: 

Ребята переписываются СМС-ми и Уотерс предложил Хейзел такое "навсегда"

Аналогичная цитата: 
15
0
15

Знаете, мы может и выглядим не очень, но у нас на троих пять ног, четыре глаза и две с половиной пары рабочих легких. Еще у нас есть две дюжины яиц, так что на Вашем месте я бы зашел внутрь.

Пояснение к цитате: 

Трое детей больны раком и уже пережили множество операций и даже ампутации

19
1
20

Я хочу сказать, что наступит время, когда мы все умрём. Жизнь была до людей, будет она и после. Это может случиться завтра, а может и через миллион лет. И, когда мы умрём, некому будет помнить о Клеопатре или Мохаммеде Али, или о Моцарте, не говоря уже о нас. Забвение неизбежно.

20
2
22

— Пойдём в кино?
— Что? Эм... Я свободна только в выходные, и...
Нет, пойдём сейчас?
— А вдруг ты серийный убийца?!
— Да, это вполне возможно... Давай же, Хейзел Грейс, рискни.
— Ты что? Это же ужасно!
— Что?
— Ты что, считаешь это круто, что ли? Ты всё испортил.
— Всё?
— Да, всё. А так всё было хорошо. Без гамартий никак нельзя? Твоя похожа в том, что у тебя рак, но ты готов обогащать табачные компании, чтобы заполучить ещё рак. Ты знаешь, невозможность дышать ужасно. Действительно ужасно.
— Гамартия?
— Фатальный изъян.
— А-а, фатальный. Хейзел Грейс, они не вредят, пока ты их не зажёг.
— М?
— Я не зажигаю. Это — метафора. Ты вставляешь вещь, которая убивает между зубов, но не даёшь возможности убить тебя. Метафора.

5
1
6

Я не могу говорить о нашей любви, поэтому я буду говорить о математике. Я не очень в ней сильная, но твердо знаю одно: между нулём и единицей есть бесконечное множество чисел. Есть одна десятая, двенадцать сотых, сто двенадцать тысячных и так далее. Конечно, между нулём и двойкой или нулём и миллионом бесконечное множество чисел больше — некоторые бесконечности больше других бесконечностей.
Бывают дни, и таких дней много, когда я чувствую обиду и гнев из-за размера моей личной бесконечности. Я хотела бы иметь большее множество чисел, чем мне, вероятно, отмерено, и, о Боже, я всей душой хотела бы большее множество чисел для Огастуса Увотерса, но Гас, любовь моя, не могу выразить, как я благодарна тебе за нашу маленькую бесконечность. Я не променяла бы её и на целый мир. Ты дал мне вечность, за считанные дни. Спасибо тебе.

0
0
0