Синий Экзорцист (Blue Exorcist / Ao no Ekusoshisuto)

— Что это ты делаешь, Рин?
— Учу уроки.
— Что?! Конец света близок?!
— Тебе что-то не нравится, очкарик?! Ну вот, волосы в глаза лезут... Чего тебе? Тоже будешь надо мной издеваться?
— Вчера я так и не сказал... спасибо. Я закалываю этим волосы, когда учусь ночью, могу одолжить.
Конец света близок?!

39
2
41

Похожие цитаты

– Когда я вижу, как 5 мужиков, обернутые в простыни, закалывают шестого, я стреляю в них! Это моя политика.
– Идиот! Это была постановка «Юлий Цезарь». Вы убили пять актеров, и хороших!

20
1
21

Вот стою я перед вами, один из сотен тысяч банкротов, чью веру и силы разрушила война... Вот стою я перед вами и чувствую, насколько больше в вас жизни, насколько больше нитей связывает вас с нею... Вот стою я перед вами, ваш учитель и наставник. Чему же мне учить вас? Рассказать вам, что в двадцать лет вы превратитесь в калек с опустошенными душами, что все ваши свободные устремления будут безжалостно вытравлять, пока вас не доведут до уровня серой посредственности? Рассказать вам, что все образование, вся культура, вся наука — не что иное, как жестокая насмешка, пока люди именем господа бога и человечности будут истреблять друг друга ядовитыми газами, железом, порохом и огнем? Чему же мне учить вас, маленькие создания, вас, которые только и остались чистыми в эти ужасные годы?
Чему я могу научить вас? Показать вам, как срывают кольцо с ручной гранаты и мечут ее в человека? Показать вам, как закалывают человека штыком, убивают прикладом или саперной лопатой? Показать, как направляют дуло винтовки на такое непостижимое чудо, как дышащая грудь, пульсирующие легкие, бьющееся сердце? Рассказать, что такое столбняк, вскрытый спинной мозг, сорванный череп? Описать вам, как выглядят разбрызганный мозг, размозженные кости, вылезающие наружу внутренности? Изобразить, как стонут, когда пуля попадает в живот, как хрипят, когда прострелены легкие, и какой свист вырывается из горла у раненных в голову? Кроме этого я ничего не знаю! Кроме этого я ничему не научился!
Или подвести мне вас к зелено-серой географической карте, провести по ней пальцем и сказать, что здесь была убита любовь? Объяснить вам, что книги, которые вы держите в руках, — это сети, которыми улавливают ваши доверчивые души в густые заросли фраз, в колючую проволоку фальшивых понятий?
Вот стою я перед вами, запятнанный, виновный, и не учить, а молить вас хотелось бы мне: оставайтесь такими, какие вы есть, и не позволяйте раздувать теплое сияние вашего детства в острое пламя ненависти! Ваше чело еще овеяно дыханием непорочности — мне ли учить вас! За мной еще гонятся кровавые тени прошлого — смею ли я даже приблизиться к вам? Не должен ли сам я сначала вновь стать человеком?

3
0
3

Вина — это рукоятка ножа, которым мы закалываем самих себя, его лезвием бывает любовь, но затачивает лезвие и приканчивает нас именно постоянная трепка нервов.

16
0
16

— Конечно, я буду отмечать дни рождения родных и наши юбилеи.
— Юбилеи?
— Например, годовщину знакомства.
— А, омиай? День, когда меня продали.
— Затем наше первое занятие английского.
Начало преследований.
— Еще юбилей ночевки, игры в Бодзу Мэкури, сна у вас на коленях, закалывания челки — всего 128 важных событий!

7
2
0
2