Виктор Гюго. Девяносто третий год

Изображение пользователя Аноним.
-1
1
0

Выше выше справедливости — милосердие, а выше милосердия — любовь.

Похожие цитаты

Взрослые, как заметила Мария, чаще всего обсуждают погоду или гадают вслух: что же может произойти. <...> Поэтому для настоящего разговора гораздо лучше подходят вещи. Или — животные. Иногда — деревья и растения. Порой то, что они говорят, утешает, порой — неприятно, но это, по крайней мере, настоящий разговор. Для душевных откровений она всегда выбирала только часы. А если так поболтать, годится почти всё.

2
0
2

Собираясь надолго уехать, купец прощался с женой.
— Ты никогда не преподносил мне подарка, который был бы достоин меня, — сказала она.
— Ах ты, неблагодарная! — отвечал он. — Всё, что у тебя есть, я зарабатывал годами упорного труда. Что ещё я могу подарить тебе?
— Что-нибудь такое же красивое, как я.
Два года дожидалась она подарка. И вот, наконец, купец вернулся.
— Я раздобыл для тебя нечто равное тебе по красоте. Я плакал от твоей неблагодарности, но всё же решил исполнить твоё желание. Всё это время я думал, что же может сравниться с твоей красотой, и, наконец, нашёл.
И с этими словами протянул ей зеркало.

1
0
1

— <...> Товарищи, я хочу есть. Но больше, чем есть, я хочу жить.
— Но позвольте... как жить?
— Как угодно, но жить. Когда курице отрубают голову, она бегает по двору с отрубленной головой, пусть как курица, пусть с отрубленной головой, только жить. Товарищи, я не хочу умирать: ни за вас, ни за них, ни за класс, ни за человечество, ни за Марию Лукьяновну. В жизни вы можете быть мне родными, любимыми, близкими. Даже самыми близкими. Но перед лицом смерти что же может быть ближе, любимей, родней своей руки, своей ноги, своего живота.

2
0
2

— Теперь ты в руках правосудия.
— Какого правосудия? Вашего? Которое приговаривает прежде, чем судить?

4
0
4