Аль Квотион. Запчасть Импровизации

Она пишет дневник бабочки. О грусти иных цветов и улыбке солнца. О быстротечности дня и его огромной важности для живущих до заката. Она пишет дневник бабочки, раскрашивая разноцветной пыльцой сны, которых не видит. Она так трепетно, так живо, так искренне пишет об одном и том же, о своём единственном полёте и ярком ярком свете впереди, в котором она обязательно сгорит, но станет, на миг — самой счастливой. Она рассказывает, как пахнет небо. Она дрожит от восторга и поёт о любви. Она пишет дневник бабочки, а я... я не читаю его. Я курю в окно, давлю в себе приступы тошноты и стараюсь не смотреть ни на эту обшарпанную стену, ни на уродливую иглу, торчащую между больших красивых крыльев.

14
1
15

Похожие цитаты

— Я чувствую... Знаешь, в чем дело? А дело в том, что эта женщина окончательно меня задолбала! Это наше расставание, я ведь понимаю, фальшивая свадьба — это было больно, но она еще оставила записку. Ей не хватило вежливости, человечности, не могла сказать в лицо. Три года... три года я пахал на эту... террористку — ни единого доброго слова и наконец она пишет это дерьмо!
— Эндрю! Эндрю!
— Но это не важно, у нас была сделка. Прости... она сводит меня с ума...
— Да, я вижу. Ты ее так и отпустишь?

6
0
6

«Я тебя люблю», — круглым детским почерком выводит она на белой бумаге.
Конечно, она зря это делает. Обычно такие вещи решаются без слов и дурацких признаний.
Конечно, скорее всего он будет смущаться, мямлить и рассуждать о дружбе.
Конечно, она еще сто раз пожалеет о своем идиотском поступке.
Но как будет здорово, если он, скажем, смущенно улыбнется и скажет «я тебя тоже». Если он вместо ответа поцелует ее в зажмуренные от страха глаза. Если можно будет теперь всегда держать его за руку, смотреть на него сколько захочется — вот прямо целую жизнь! Самый сладкий риск в человеческой жизни. Самая главная надежда.
«Я тебя люблю», — круглым детским почерком выводит она на белой бумаге.
И пока она пишет это — она счастлива.

6
1
7