Марк Лоуренс. Принц Терний

Самую большую ложь мы приберегаем для себя. Играем в игру, где мним себя богами, способными самостоятельно сделать выбор, и течение несет нас по избранному пути. Притворяемся, что не принадлежим к дикой природе. Воображаем, будто все нам подвластно, а цивилизация есть нечто большее, чем просто маскировка. Там же, где таится неизвестное, уповаем на разум.

4
0
4

Похожие цитаты

— Никто не смеет перечить Избранному...
— Кроме другого Избранного! А теперь, пожалуйста, отведи меня туда, где тебя нашли.

Пояснение к цитате: 
у Турлоу есть такая же метка на плече, как у "Избранного" Малкона
1
0
1

Дурная сторона ницшеанства бросается в глаза. Презрение к слабому и больному человечеству, языческий взгляд на силу и красоту, присвоение себе заранее какого-то исключительного сверхчеловеческого значения — во-первых, себе единолично, а затем, себе коллективно, как избранному меньшинству «лучших», то есть более сильных, более одаренных, властительных, или «господских», натур, которым все позволено, так как их воля есть верховный закон для прочих, — вот очевидное заблуждение ницшеанства.

1
0
1