Николай Гумилёв. Ветла чернела на вершине...