Эрих Мария Ремарк. Чёрный обелиск

— Видите! — с горечью восклицает Генрих, обращаясь к Ризенфельду. — Поэтому мы и войну проиграли! Во всём виновата наша расхлябанная интеллигенция и евреи.
— И велосипедисты, — добавляет Ризенфельд.
— При чём тут велосипедисты? — в свою очередь удивляется Генрих.
— А при чём тут евреи?

16
0
16

Похожие цитаты

— Что ты делаешь сегодня вечером?
— Я думал, ты не захочешь со мной разговаривать...
— А при чём тут разговор?

70
3
73

— Я говорю с точки зрения истории, история выше нас. <...> Знаете, я не могу понять, почему вы возвращаетесь в Германию. Я бы не хотел жить там, где я не нужен. Почему бы вам не поехать к себе на родину?
Германия — моя Родина. Там родился мой отец и мой дед тоже. И кстати, сами вы откуда? У вас странный акцент. Ни один мой знакомый немец не говорит так. Я прекрасно всё слышу.
— Последние двадцать лет жизни я провёл в Германии.
— Австрия?
— На самой границе...
— Так я и думал.
— Лёвенталь, вы знаете, это исторический факт что евреи приносят нам несчастья.
— Конечно.
— Вы согласны?
— Конечно. Евреи и велосипедисты.
— Велосипедисты? А почему велосипедисты?
— А почему евреи?

2
0
2

Любовь – это великое чувство, но при чём тут инцест?
— Действительно, причём тут инцест?
— Он имел в виду суицид.
— Стой, а инцест тогда что такое?

11
6
17