Али-Баба и 40 разбойников

— Эй, Фатима! Вот есть крупа, а мерки нет. Вот крупу меркой Фатима измерить, хотя есть много крупы, Фатима, а мерки нет. Ты дашь мне мерку, Фатима?
— Вах! Зачем так много слов, зачем так много треска, ты мне невестка или не невестка.
Здесь во дворе постой, а в дом не заходи, ты мне невеста или не невестка?
Циновки в доме чистые, Зейнаб не знаю, ноги мыла ли невестка.
Циновки чистые, а мерка там, в дальней комнате. Постой невестка. [Фатима, уйдя в дом за меркой, решила проверить, зачем мерка]
Крупы не сосчитать? Ну и невестка! Мы мёдом пометим кое-где мерку, посмотрим вечером что даст проверка.

2
0
2

Похожие цитаты

— Сейчас так много слов, так много треска. Я ей невестка или не невестка?
Циновки ей чище моих ног... Подумаешь циновная невестка!
Мы бедняки, но чище наших ног, не видел ваш порог. Любезная невестка!
— Вот мерка, для крупы твоей проверка, вернешься к вечеру, привет Алибабе,
Касым летает целый день как беркут, давно не виделись, привет Алибабе.
Верни мне к вечеру, ты слышишь мерку. И в гости как-нибудь, скажи Алибабе.
Храни тебя Аллах, прощай единоверка. Привет Алибабе...
— Касыму наш поклон...

2
0
2

Невестка всю жизнь служила одному богу — порядку в квартире. Это холодное, как якобинский Верховный Разум, бескровное божество требовало, однако, ежедневных жертв, на которые Вагин был не способен.

1
0
1

Я самый непьющий из всех мужиков,
Во мне есть моральная сила.
И наша семья большинством голосов
Снабдив меня списком на восемь листов,
В столицу меня снарядила,

Чтоб я привез снохе
С ейным мужем по дохе,
Чтобы брату с бабой — кофе растворимый,
Двум невесткам по ковру,
Зятю черную икру,
Тестю — что-нибудь армянского разлива.

0
0
0

Невестка и племянница по дороге засыпали бы ее тысячью вопросов обо всем на свете. А когда приехали домой, отец и мать стали бы спрашивать, как у нее дела, и она скорее всего разрыдалась бы. Как сказать им, что вот уже три года она ни разу не засыпала в объятиях мужчины? Как объяснить, что по утрам, глядя в чашку, она иногда сдерживала рыдание? Как описать всю тяжесть собственных шагов, когда вечерами она возвращалась к себе? Единственной передышкой был отпуск, когда она уезжала к друзьям; но отпуск всегда заканчивался, и одиночество вступало в свои права. Что ж, плакать так плакать, но лучше уж это делать здесь, где ее никто не видит.

8
2
10