Ли Каун Ю

В середине 1980-х мы отметили перемену в нашей молодежи. Она стала меньше придерживаться конфуцианства и придавать больше значения правам личности и свободе быть самим собой. Стремительный скачок в развитии и росте поднял уровень жизни и распахнул двери перед западными массмедиа и потоком туристов. Все больше семей проводят свои отпуска за границей. Они уже не так строго придерживаются традиционных ценностей и образа жизни, как их старшие братья 20-30 лет назад. И мы приняли решение восстановить значение семьи, введя в школах преподавание конфуцианской этики и основ других религий с целью приостановить вестернизацию сингапурского общества. К несчастью, это вызвало вспышку активности у христианских миссионеров, ринувшихся в погоню за новообращенными. Не остались в стороне и буддисты и мусульмане, тоже впавшие в миссионерский пыл. Нам пришлось отказаться от преподавания конфуцианства и основ религии. Все, что осталось, — это уроки граждановедения для учеников в возрасте от шести до шестнадцати лет.

0
0
0

Похожие цитаты

Если у вас жесткие нравственные принципы, то у вас эффективная экономика. Это было известно каждому предпринимателю. Помните, даже у Островского фраза: «Купеческое слово твёрдое». Там даже без контрактов люди работали, в Российской Империи. Потому что они были верующими христианами. И для них соврать, обмануть, украсть было абсолютно неприемлемой нормой поведения. И степень нравственной культуры была настолько высока, что не было даже письменных контрактов, они заключали огромные сделки устно. Вот вам пример, как работают нравственные ценности в экономике. <...> ... экономика держится на нравственных ценностях, это абсолютно очевидно. Вот китайское экономическое чудо. Внимательные экономисты, которые его анализируют, несомненно, связывают это с конфуцианской системой ценностей. А если у нас эта тема табуируется, и считается, что экономика — это нечто безнравственное, возникает негласное правило: «Не пойман — не вор, не обманешь — не продашь». И какую тогда мы строим рыночную экономику? Это можно назвать «бандитским анархизмом». Так что, без нравственных ценностей никакая экономика вообще не может работать. Потому что экономика — это люди. Люди ведут себя, исходя из тех нравственных ценностей, которые у них записаны. Если они ведут себя как воры и жулики, то мы получаем развал экономический. Получаем оффшоризацию, криминализацию экономики, повальное воровство. <...> Экономика всегда нравственная, только вопрос, какая это нравственность, христианская нравственность или бандитская. У бандитов тоже есть своя нравственность и свой кодекс жизни по понятиям. Вот они так и привыкли жить по понятиям, даже законы не хотят соблюдать.

Пояснение к цитате: 

После того как экономист, академик РАН Сергей Глазьев назвал православные ценности залогом экономического роста и технического прогресса, последовало множество нападок и критики.
Интервью телеканалу «Царьград» 24 Апреля 2017 года.

1
2
3