Анна Михайловна Островская

Да, за зимой, конечно, снова теплее станет.
Так уж устроен космос: за февралём – весна.
Клёны зазеленеют, в марте проснутся травы.
Может быть, даже встречу время готовит нам.
Где-то в молитвах, в строках тихо оставлю нежность.
Только вот в сердце льдинка. Вместо огня – метель.
Ну, а пока что осень пледом укроет снежным
всё, что отдать хотела… Жаль, что ты не хотел.

1
0
1

Я выключаю солнце. Вслед за осенним ветром
время настанет греться у другого огня.
Я выключаю небо. Листья слетают с веток,
будто бы возвращаясь вновь в тишину, к корням.
Мне остаётся память – нежная, словно лето.
Сколько бы было жизни, если б услышал ты!
Сколько бы стало яви, сколько зажглось бы света…
Как же грустно прощаться. Страшно, до немоты.

2
0
2

Осень. Веет прохладой. Воздух послушен, тих,
листья, как звездопадом, снова слетают с клёна.
Ты не со мной. Не рядом. Ты обнимаешь других…
Нет для меня ни жеста, ни улыбки, ни слова.
Я обнимала сердцем. Сделала, что могла.
Грела, ждала, шептала… Даже почти кричала!
Ты не услышал. Что же… Кончились все слова.
А ведь верилось в счастье… Только тебе не надо.

0
0
0

А легче же не привязаться, не углубиться,
скользнуть по поверхности, телом коснуться тела…
Любовь же – как будто закладка между страницами,
прочитанное от нового чётко делит.
Показывает: вот это уже бывало,
а дальше, после закладки, — всё неизвестно!
Но, знаешь, заройся с книгой под одеяло…
И с каждой страницей будет всё интересней.

0
0
0

Гораздо же проще принять от жизни подачку –
всё то, что само приходит, без ясной сути.
Тогда открываться не надо, ловить удачу
и думать о том, что скажут другие люди.
С любовью же всё сложнее… А может, проще?
Ей вовсе плевать на рамки, запреты, цели.
Приходит, стучится в душу, тревожит ночью,
ломает стереотипы, защиты, стены…
А легче же не привязаться, не углубиться,
скользнуть по поверхности, телом коснуться тела…
Любовь же – как будто закладка между страницами,
прочитанное от нового чётко делит.

0
0
0

А мысль-то, в общем, простая. Впору смеяться.
Хоть глупо звучит, но любви так страстно желая,
на самом же деле люди её боятся.
Чем ближе она, тем больше её отдаляют.
Чем глубже она, тем сложнее её заметить:
она не шумит, не вешается на шею.
Она где-то рядом, как ласковый вольный ветер.
Но ветер в ладони поймать не каждый умеет.

1
0
1

Память…
Фотопленка с моими словами,
с не встреченными рассветами,
упущенными закатами…
Счастье…
Мы мимо проходим, не замечая
самого нежного, тёплого и основного.
Тянем с собой багаж из вины и печали,
к новому двери закрыв стыдом и тревогой.
Хватит…
Я не хочу о тебе вспоминать!
Мне хочется жить тобой и тебя обнимать.

1
0
1

Память…
Сундучок с улыбками, встречами…
Ты помнишь: растили крылья и в счастье падали…
А самые сильные чувства – опять не замечены,
и счастье опять не попало на фотографии.
Когда хорошо, мы не лезем в сумку за камерой:
смеемся, болтаем, молчим, тепло обнимаемся.
Не думаем ни о чем и снова летаем!
Фиксировать время некогда, как и печалиться.
Эти вспышки тепла и света останутся в памяти,
но оценим мы их зачастую, увы, постфактум.

1
0
1

Она говорит: «Я просто люблю его.
Он мой. Мы вдвоём, и нам хорошо быть вместе».
Как будто флажками красными метит: «Не тронь!»
И всем представляется просто: его невестой.

И люди тихонько отходят подальше, в тень.
Не спорят, не делают выводов, не тревожат.
Ну, в самом-то деле, а что же не быть фате?
Нормальная пара, вполне на любовь похоже.

Она выбирает платье, мечтает, спит –
то с ним, то одна, но всегда с надеждой на чудо.
А он про неё спокойно так говорит:
«Одна из моих. Но с ней ничего не будет».

1
0
1

Осенью всё теплее — и чай, и дом,
мысли, улыбки и встречи, мечты и планы…
Мне всё равно, далеко или близко с тобой идём,
главное — вот эта ниточка между нами.
Тоньше иголочки… Только прочней неё
нет в этом мире ни камня, ни обещаний.
Где бы ты ни был, я слышу твоё тепло,
да и моё не зависит от расстояний.

7
0
7

Не знаю, как сложится жизнь и что будет,
но верю: бывают созвучные люди,
с которыми рядом идти интересней,
и общие планы становятся песней.
Такой человек — не загадка природы.
Он просто особой душевной породы —
с ним рядышком просто тепло и спокойно,
не страшно идти, да и падать не больно.
Беззвучные просьбы он слышит, и нужно
хранить осторожно мелодию дружбы.
И в каждой минутке улавливать ясно
звучащую тихо мелодию счастья.
Он рядом — и я не боюсь ошибаться
и снова искать, находить, не сдаваться.
Рождается в сердце мелодия света…
Спасибо, мой друг, за созвучие это.

0
0
0