Джорди Риверс. Эра Одуванчиков

Еще ни одна дорога в ее жизни не была столь волнительной, как эта заасфальтированная, ровная, плавным изгибом уходящая вглубь леса, ведущая к счастью, к боли, к радости, к любви, ко всему.

9
0
9

Вот оно – чудо. В каждом вздохе. Смешано с вечерним запахом свежести и скошенной травы, с ароматом роз. Оно в каждом неспешном движении улыбающихся старичков. В нежном пении спрятавшихся в листве деревьев птиц. Каждый миг ты запоминаешь с особой остротой, потому что это миг твоего счастья, твоей победы.
Вон онавера. Тебе кажется, что весь земной шар вертится одной только твоей верой в то, что должно вскоре произойти. Это момент божественного могущества. Когда ты не думаешь о падении. Его нет. Потому что есть только этот миг взлёта в небеса. Джорди хотелось обнять весь мир. Весь мир она ощущала в своём сердце. Он был там.

8
0
8

– На что же ты надеешься?
– Я пережила столько счастья и столько боли за последние месяцы. И не перестала любить. И уже не перестану. А любящий человек – он всегда надеется. На чудо в том числе.

7
0
7

– Не надо плакать. Жизнь продолжается.
Нет, Барбара. Жизнь не продолжается. Жизнь заканчивается, а затем начинается заново. Все по новой. Радоваться, смеяться, есть, дышать, все заново.

4
0
4

– Если бы в моей молодости кто-то улыбался во сне при звуках моего голоса, мне было бы всё равно, какого он пола, – сказала Эрика.
– Что? – возмутилась Оливия. – Теперь ты уже на её стороне?
– На твоей стороне скучно, дорогая моя девочка, – ответила Эрика.

4
0
4

Женщины, молодая и пожилая, взявшись за руки, обе смотрели, как по небу бегут узкие сизые облака. Небо, еще непонятного светло-серо-розового цвета, в недрах которого еще только рождался голубой, сливалось на горизонте с бледными горными вершинами. Ранней весной все было не таким, как летом. Все было таинственным, скрывавшим за своим покровом будущее.

4
0
4

– Ты ведь больше не ревнуешь?
Нет. Даже если бы очень хотела, то не смогла бы. Я знаю, как сильно ты меня любишь.
– Откуда?
– Кто-то говорит мне об этом каждый день!
– Ой, этот кто-то большой болтун!
– Этот кто-то самый прекрасный человек на свете. И я ее безумно люблю.
– Прямо безумно?
– Всем сердцем.

5
2
7

Джорди думала о том, какая красота окружает человека в его жизни, о том, что каждое утро неповторимо и можно запросто только лишь на этом основании просыпаться каждый раз другим новым человеком. Моя голубая планета определенно прекрасна!

4
1
5

Да, Джорди была счастлива и ей хотелось от этого счастья плакать. Ее сердце было переполнено любовью, любовью ко всему, что ее окружало, к самым прекрасным людям на свете, которые находились сейчас рядом с ней. Это была любовь, не требующая взаимности, когда можно просто наслаждаться человеком, его прекрасной душой, еще не желая обладать ею, не желая быть для него самым важным на свете.

Зная свою жадную натуру, Джорди чувствовала, что это счастье не продлится долго, что наступит момент, когда она выберет себе цель, сердце, которым она захочет владеть и отдать взамен свое. Без этого она не могла. Ей необходимо было быть влюбленной. Это была ее любимая дорога – дорога завоевания сердец.

Джорди улыбнулась и покачала головой. Зачем? Зачем тебе это? Ни одно счастье взаимной страсти не сравнится с этим ощущением блаженства и никомунепринадлежания!

3
0
3

– Микки, послушай меня, – произнесла Джорди серьезно. – Послушай меня внимательно. Даже если ты сейчас ничего не поймешь, ты должен запомнить мои слова.
Майкл поднял на нее заплаканные глаза и кивнул.
– Ты же понимаешь, что когда ты любишь человека, тебе хорошо?
Он еще раз кивнул.
– И ты прекрасно знаешь это чувство, когда ты любишь. Ты узнаёшь его среди других.
– Узнаю, — подтвердил Майкл.
– Так вот, что бы ни случилось, как бы тебя ни обижали, ты должен сохранять его. Это чувство любви по отношению ко всему. Ты всегда, слышишь меня, всегда, между любовью к человеку и обидой или злостью или пренебрежением, да чем угодно, ты всегда должен выбирать любовь, ты меня слышишь?

3
0
3

Ей совершенно не хотелось пускаться в пространные объяснения. Не потому что она чего-то стыдилась, а просто потому что она это уже пережила. И оставила в прошлом. Боль потери, тоску, нежелание жить. С собой взяла только надежду на чудо. Но разве такое объяснишь?
– Сейчас со мной ничего не происходит. Со мной все уже произошло. Произошло все, что могло и не могло произойти.

3
0
3

– Мне с тобой хорошо, потому что ты любишь меня или потому что я нахожусь в твоём мире, который ты любишь? – вдруг спросил он очень серьёзно.
И Джорди поняла, что всё это время он думал над её словами. Она повернула к нему голову и ласково улыбнулась.
– Наверное, и так и так. С одной стороны, тебя невозможно не любить. А с другой стороны, мой мир дает мне силы видеть в людях то хорошее, за что ими можно восхищаться.
– А у меня есть свой мир?
– Он есть у каждого, – ответила Джорди. – Тебе ведь почти всегда весело и радостно?
Микки кивнул головой, глядя на девушку так, будто та рассказывала ему сказку.
– Это значит, что твой мир с тобой. И он заботится о тебе.
– А он всегда будет заботиться обо мне?
– Да. Ведь этой твой мир. Он всегда будет таким, каким ты захочешь.

4
2
6