актерство

Актёрство — штука подневольная. Даже если тебе дают какую-то свободу, ты всё равно подчинён режиссёру. Мастера иногда видят такое! Ты даже не понимаешь, что у него в голове, какой железобетонный рисунок там создается, какую платформу он кладёт и что хочет сказать. Но режиссёр тем и круче. Есть у великих какой-то секрет.

Пояснение к цитате: 

Из интервью газете «Известия». 11 июля 2018 года. Журналист - Наталья Васильева.

0
0
0

Вообще профессия актера очень странная: как только на площадке ты отыгрываешь свою сцену и звучит «Снято!», этот эпизод уже не твой — он принадлежит режиссеру, монтажеру, а потом, когда кино выходит в прокат, прессе и публике, и ничего ты с этим сделать не можешь. Иногда осознание этого может быть болезненным, но лучше с самого начала понимать это.

0
0
0

Я берусь за столь тяжелые проекты, чтобы почувствовать себя живым. Именно это со мной было два года назад, когда я — парадоксально — но играл комедию и паясничал, я это делаю время от времени. Это был способ убежать от действительности, играя на сцене. Только после этого этапа я смог взяться за проекты, на которые откликается моя душа, которые позволяют чувствовать себя полезным и значимым. Ведь самая большая проблема для человека, когда у него возникает чувство, что всё зря, что жизнь бессмысленна.

0
0
0

Будучи актером, человек на некоторое время может убежать от действительности, проживая другие жизни. И мне показалась, что это мудрый и продуктивный способ перестроиться и отойти от моей личной трагедии.

0
0
0

... Я до последнего вздоха буду обязан Эркюлю тем, что благодаря ему поверил в себя как в актера. Свеча моей самооценки всегда горела слабо, её было легко задуть и тяжело зажечь снова. Вероятно, при рождении мне достался ужасно сырой фитиль.

Пояснение к цитате: 

О главной роли Эркюля Пуаро в телесериале «Пуаро» по произведениям Агаты Кристи.
Из интервью, 2017 год.

1
0
1

– Уйду в ТЮЗ зайчиков играть…
– Фаина, какой из тебя зайчик?
Со вздохом:
– Значит, толстую, разожравшуюся слониху.

5
0
5

Однажды, услышав сказанное себе вслед: «Великая старуха», Раневская резво (насколько возможно) обернулась и поправила говорившую:
– С первым согласна. Со вторым нет!
Чуть подумала и вздохнула:
– Впрочем, и с первым тоже… До величия мне еще играть и играть.

Пояснение к цитате: 

Раневской в день премьеры спектакля «Правда – хорошо, а счастье лучше» было уже восемьдесят шесть лет.

1
0
1

Нельзя замыкаться на одном режиссере. Это обедняет вашу палитру, не дает раскрыться вашим новым возможностям.

3
0
3