плен

Кто действительно пытался вызволить нас, так это президент Татарстана Шаймиев. Присылал разных переговорщиков, однажды почти условились об освобождении, но в последний момент все сорвалось. Предлагали обменять нас на «КАМАЗы», вертолеты, запчасти для самолетов, даже деньги на выкуп собрали — более двух миллионов долларов наличными... Но талибы цену набивали, мы для них служили козырной картой. Кто о них раньше знал? А так мир услышал, что в Афганистане есть движение вчерашних студентов, выпускников медресе.

2
0
2

Кандагарцы, кандагарцы...
Мы теперь зовемся так.
За три дня все стали старцы
И познали жизни смак.
Стены белые, крутые,
А в зените — солнца диск.
Здесь законы все иные,
Ходят рядом смерть и риск.
Гул родного самолета
Снится, снится по ночам.
Нелегка была работа,
Всех труднее было нам.
Все вокруг чужие лица,
Только камень да песок.
Бесполезно драться, биться,
Шаг шагнешь — тебе в висок.
Сердце пойманною птицей
Бьет по клетке по грудной,
И мерещится зарницей
Край зеленый, край родной.

Пояснение к цитате: 

Август 1995 года.
Год и тринадцать дней провел экипаж в плену, и все это время командир вел дневник. Первое стихотворение, написанное Владимиром Шарпатовым в неволе.

2
0
2

Наш спуск с горы ничем не легче, чем подъем.
Мечты — особенного рода откровенье,
сомнение,
познание сердец, забвение, живьем
открытые мира, сопротивленье.

Наш спуск с горы составлен из надежд,
а памятьпоражение пространства,
и постоянства,
свершение мечты, спокойствие, мятеж.
Наш спуск — особенный обряд шаманства.

Наш спуск с вершин — еще одна ступень
на пораженье, как свершенье воли
без боли,
но с огромным багажом. Спуск — плен
в огромном, бесконечном поле.

-1
5
4

На нас ходили смотреть, как на зверей в зоопарк. Соберутся муллы, усядутся и глазеют. Словно мы и не люди. Иногда охрана провокации подстраивала. Кто-нибудь из талибов как бы случайно «забывал» автомат в таком месте, куда мы могли дотянуться. Но я приказывал мужикам не трогать. С одним «калашом» эту банду не перестреляешь, а нас запросто поставили бы к стенке за попытку мятежа.

Пояснение к цитате: 

цитата командира легендарного ИЛ-76 из интервью о днях проведённых в плену в Кандагаре.

1
0
1

Возвращаемся на перрон, смотрим: колесо лопнуло. Видимо, напоролись на осколок снаряда или бомбы. Словно самолет с нами в сговор вступил. Мы получили реальную возможность опять проситься на аэродром, чтобы поставить запаску. Шанс представился 16 августа. Была пятница, выходной день у мусульман, когда они, как мы шутили, лишь «талибанили»: ели, молились да спали.

1
0
1

— Сдавайся, и мы оставим тебя в живых! Сдавайся! Схватить его!
Я скорее умру, чем отдамся вам в плен.

Пояснение к цитате: 
Первым говорит хорёк во главе отряда мышей. Чульдарами говорит вторым
1
3
1
0
1

В то время, как одни военнопленные проявляют выдержку и героизм, другие капитулируют перед врагом, еще более опасным, чем тот, который взял их в плен.

0
0
0

— А если я на чем-то... горячем попадусь?
Берен прикрыл веки, словно вспоминая. Воспоминания были нелегкими: губы князя сжались, от крыльев носа к углам рта порезались морщины.
— Первое, — сказал он, помедлив. — Умри. Думай о себе так, словно ты уже мертвый. Прямо сегодня и начинай. Тогда не будет страха, не будет стремления сохранить жизнь. Ибо все мы от рождения обречены смерти, а день ее прихода ничего не значит.
Второе: ненавидь. Пусть живет в тебе только ненависть, потому что ее дух силен, а плоть слаба. Помни: единственный способ отомстить — это удержать свою тайну.
Третье: молчи. Игры с палачами — опасное дело, не для тебя они. Уста и душу замкни накрепко. Позволишь вырваться одному слову — вытянут и все остальное. И — никому из них не верь. Будут обещать жизнь, сулить награду, знай — все ложь.

0
0
0