раскаяние

Моя цель из Александра сделать царя, победительного, как Македонский, и милосердного, как святой Невский. При нем всегда должен быть тот, кому он мог бы бесконечно доверять. Из поколения в поколение наследники Строгановых поддерживали царей. Этот мальчик Попо — моя трагедия, потому что он не сможет поддержать Александра. Обрушит свой род, он не часть его, в нем больше старой, но буйной крови Трубецких. Мне страшно оставлять его. Ты знаешь, как среди молодых дворян модно потакать всему тому, что против истинной, моей власти. И они говорят, а Алекс все слышит. Но их я могу и напугать, как Чарторыйского, пообещать бед его Польше и он затихает. А Павел богач, первый и единственный наследник. У прочих ветвей денег так мало, все то же, что нет... Павла Строганова я пугать не смею.

Пояснение к цитате: 

Екатерина Великая о крестнике своего сына, о будущем фаворите Александра I - графе Павле Строганове, бывшем якобинцем в Великой французской революции

0
0
0

— Столько времени не было... И вдруг появляешься... Отдельно от тела...
— Да... Я, кстати, тоже скучал.
— Ха-ха...
— Слал э-мейлы, но ты не отвечала.
— С какой стати?
— Кристина, я перед тобой виноват. Прости меня, ты права — я... вёл себя, как скот. Не знаю, как ты всё это терпела... Причём, ты ведь... достойна совсем другого...
— Всё, перестань. У тебя, очевидно, шок.

1
0
1

Я виноват перед тобой,
Где ты теперь и что с тобой?
Возвращайся холодным утром,
Возвращайся в трамвае людном,
Возвращайся мне очень трудно,
Возвращайся и оставайся,
Возвращайся в тумане ночи,
Возвращайся когда захочешь,
Возвращайся я без тебя устал.

2
0
2

И худшая вина была б, наверно,
Искуплена раскаяньем таким.
Все люди слабы... Или лицемерны...

Оставь же распри злобные двоим,
Что мучают друг друга в бездне Ада,
И никогда не приближайся к ним.

Тогда сумеешь избежать распада.

2
0
2

Мне казалось, это будет просто. Мне казалось, шпиль завершит каменную Библию, станет каменным Апокалипсисом. В своем безумии я и не подозревал, что с каждым шагом мне будет дан новый урок и новая сила. И некому было наставить меня. Я должен был строить, повинуясь лишь своей вере, не слушая ничьих советов. Другого пути не было. Но при этом люди притупляются, как плохой резец, или срываются, как топор с топорища. Я слишком был поглощен своим видением, чтобы принять это в расчет, и, кроме видения, не нуждался ни в чем.

0
0
0