самоконтроль

Я с человеком в себе, как с псом: надоел — на цепь.

Пояснение к цитате: 

Письма Марины Цветаевой к Борису Пастернаку

0
0
0

— Скажу без обиняков. Мы с тобой неудавшиеся создания. Я знаю о твоих амбициях, но каждый видит, как ты выглядишь на фоне Рояла. Будь вы участниками на конкурсе красоты, то ты бы проиграл.
— Ты узко смотришь на мир, Блэк. Люди прислушиваются к истинному голосу правды.
— Конечно, если это голос страха, но вынашивать свою идеологию весьма опасно, поэтому не пытайся.
— [Достаёт книгу и, открыв её, говорит] В Писании говорится о великом человеке, родившемся на этой планете. Его стан, поведение и устремлённость — всё в нём указывает на вестника мира всему живому...[Агент Блэк подходит и выбивает книгу у него из рук]. Столько желчи
— Я твои книжки тебе в задницу запихну. Может, хоть тогда твой стан будет больше похож на предвестника мира!
— Писание учит нас тому, что подавление эмоций приводит к греху и ненужному гневу. [берёт Блэк за плечо]... Когда ты в последний раз молилась за кого-нибудь Блэк?
— [отскакивает в сторону] — Не трогай меня, ты нарцисс! (быстро уходит прочь)
— Сестра моя!...

0
0
0

— Янг, если ты снова хочешь сказать, чтобы я остановилась, то лучше не начинай.
— Я не хочу тебя останавливать. Только замедлить.
Время для нас — непозволительная роскошь, чтобы так его транжирить.
— Да, не роскошь. Но необходимость...
— Задержание Торчвика — вот реальная необходимость!
— И мы уже дышим ему в спину. Но ты сперва присядь и послушай, что я хотела тебе сказать.
— Ну?
— Мы с Руби выросли на Патче — острове неподалёку от берегов Вэйла. Наши родители были охотниками. Отец преподавал в Сигнале, а мама бралась за заказы по всему королевству. Её звали Саммер Роуз. И она была супер-мамой: убивала монстров, пекла печеньки... Но однажды она так и не вернулась с миссии. Нам пришлось туго. Руби была расстроена, но я думаю, она тогда была слишком маленькой, чтобы понять, что произошло на самом деле. Папа тоже опустил руки. Прошло не мало времени, прежде чем я поняла почему: Саммер была не первой любовью, которую он потерял — лишь второй. Первой была моя мама. Он ничего мне не рассказывал, но я сама потом узнала, что они были в одной команде — Саммер, папа, моя мама и дядя Кроу. Она ушла от нас с папой, как только я родилась. Больше никто её не видел.
— Почему она оставила тебя?
— «Почему...» На этот вопрос я до сих пор не нашла ответа. Это было всё, о чём я могла думать. Я долго собирала информацию о ней отовсюду. Однажды я кое-что нашла. Думала, что это ключ к ответам на эти вопросы. Думала, это поможет найти мою маму. Я дождалась, когда папа уйдёт по делам, уложила Руби в тележку и потащила за собой. Мы шли часами. Ноги в мозолях и царапинах, усталость брала своё, но я не желала останавливаться. Я еле держалась на ногах, но меня это не волновало — мы дошли. И тогда я увидела их [Гримм]... Горящие красные глаза смотрели на нас — уставшую спящую малышку и её глупую старшую сестру, у которой не было сил даже позвать на помощь. Я буквально подала нас обоих им на серебряном блюдечке. Но, к счастью для нас, неподалёку был наш дядя Кроу... В ту ночь нас обоих чуть не погубило моё упрямство.
— Янг, мне очень жаль... Я понимаю, что ты хочешь сказать, но в моём случае это не одно и то же! Я не ребёнок, и ищу не ответы, а...
— Я сказала, что не хочу тебя останавливать. Я не могу. По сей день я хочу знать, почему моя мать нас бросила. Но после произошедшего я больше не дам этой цели контролировать меня. Мы ищем ответы, которые нам нужны, Блэйк. Но если мы угробим себя в процессе, разве они того стоят?
— Ты не понимаешь! Только я могу это сделать!
Нет, это ты не понимаешь! Если Роман Торчвик войдёт в эту дверь, что ты сделаешь?
— Поймаю его!
— Нет, ты проиграешь.
— Я могу его остановить.
— Ты даже меня не можешь остановить!... Я не прошу тебя остановиться. Но, пожалуйста... возьми передышку. Если не для себя, то для тех, кому ты не безразлична.

2
6
0
0
0

Люди, которые не могут контролировать свои страхи, сами поподают под их контроль и полностью теряют способность трезво мыслить. Но, с дугой стороны, если они смогут вооще избавится от него, как и от других эмоций, то станут оценивать реальноть с заведомо ложных позиций. Он учил меня контролировать себя... Не запихивать свои эмоции в дальний ящик, а держать их в узде.

2
0
2

Научиться не делать что-то так же трудно, как научиться это делать. А может быть и труднее. В мире было бы куда как больше лягушек, если бы я не знала, как не превращать в них людей.

1
0
1

Наши демоны не умирают — они остаются рядом на всю жизнь. Они ходят с нами рука об руку, шепчут на ухо, ложатся в постель и обнимают во сне. Никому не дано изгнать их до конца, от нас лишь зависит, как мы будем с ними сосуществовать. Кто-то пытается игнорировать и отрицать.. Кто-то сдается и становится их рабом. А кто-то устанавливает за ними надзор и неустанно следит, чтобы они сидели по углам и вели себя смирно.. И надзор — это.. работа, которой нет конца.

3
0
3