слежка

Приходилось жить — и ты жил, по привычке, которая превратилась в инстинкт, — с сознанием того, что каждое твое слово подслушивают и каждое твое движение, пока не погас свет, наблюдают.

10
0
10

— Какое правительство имеет право читать мои личные сообщения? Вы что, не слышали про конституцию?
Мы о ней слышали, а еще мы слышали о декларации независимости. На свете есть много людей, которые считают, что правительство не имеет права совать свой нос в дела граждан, но это до тех пор, пока самолет не влетит в две башни и не погибнет маленькая девочка. Вы хотите жить в стране свободных, отважных, но отважные не станут свободными, пока страна не станет родиной. А она не станет родиной, пока есть уроды, которые хотят взять ваш флаг и засунуть вам его в жопу. И вот когда вы будете сидеть на толчке, я могу вам гарантировать одно...
Да? И что?
— Вам будет насрать, кто следит за вашим аккаунтом в Твиттере.

17
1
10
0
10

У каждого из нас в кармане лежит датчик, который показывает, где мы находимся, в любое время и всюду. Подумайте о своей личной жизни. Дети, рождающиеся сегодня, могут вырасти и даже не знать о том, что такое частная жизнь. Они никогда не поймут, что значит иметь что-то, что не записано или не отслежено.

11
1
12

— Мне просто нужно сделать пару фоток, как он к тебе клеится. И ничего больше.
Ты уверен? В смысле, я могла бы выйти за него, может, заиметь пару детишек…

8
6
7
2
9

Даже если вы не делаете ничего плохого, вы оказываетесь под наблюдением и вас записывают. <...> Это позволяет добраться до точки, где вы и не должны сделать ничего плохого, вы просто в конечном итоге попадаете под подозрение от кого-то, даже по ложному обвинению, а затем они могут использовать эту систему, чтобы вернуться назад во времени и тщательно изучить любое решение, которое вы когда-либо делали, каждого друга, с которым вы когда-то что-то обсуждали, и обвинить вас в этом или просто взять под подозрением вашу невинную жизнь.

6
1
7

Массовая слежка не работает. Этот закон отберет у каждого россиянина деньги и свободу, не улучшив безопасность. Не стоит его подписывать.

4
0
4

Слежка — это интересно. Это возбуждает. Если за тобой следят — значит, ты живешь как надо. Слежки надо удостоиться. За безобидным обывателем следить не будут.

4
1
5

— Господа, мы хотим обсудить незаконное преследование моего клиента. Мистер Эрмантраут стал объектом жестокой, безжалостной и несанкционированной слежки ОБН. <...> Все мы знаем, что вы круглые сутки пасёте моего клиента. Бедняга и пары минут не может погулять с любимой внучкой, чтобы вы не затрясли кусты, подглядывая из своих биноклей. И это его беспокоит. И ему уже стало хуже в физическом и психическом планах.
— А по мне, здоров как бык.
— Ну, не все раны видны снаружи.

5
6
3
0
3

Я работаю на компанию, которая понимает «организацию» как постоянную слежку за тем, куда ходит каждый сотрудник, что он предпочитает на обед и сколько минут способен крутить педали велотренажера. Повезло же мне.

2
0
2

Я год занимался только тобой и больше ничем. Следил за тобой, изучал тебя, а встретился лицом к лицу и вдруг понял. Глаза-то не голубые, зеленоватые. Значит, и ты не идеален.

2
0
2

Еще в начале двадцать первого века Датапол – он тогда назывался по-другому, но не в этом суть, – в первый раз составил полную базу всех секс-девиантов. Технология онлайн-наблюдения тогда делала свои первые шаги. В ее основе в те дни лежал простой, но мудрый принцип. Ты будешь смеяться, Ке, но каждый профессионал знает, что вы, извращенцы, реагируете не столько на картинку, сколько на подпись под ней…
Кеша проглотил это «вы, извращенцы» безропотно. Роптать не имело смысла по многим причинам.
– На картинке может быть пожилая негритянка, режущая арбуз, а подпись будет «тинэйджеры, пойманные в ванной» – и клиент все равно кликнет по ссылке. Человеческий мозг так прошит, что словесный уровень кодировки преодолевает визуальный. Сотни лет люди кричат, что мы живем в царстве визуальных образов. Это, конечно, так – но классифицировать визуальное многообразие можно только с помощью слов. Поэтому уже в двадцать первом веке главные порносайты мира были просто филиалами Датапола. Порноролики, возможно, снимались искренними энтузиастами, но их названия придумывали офицеры полиции по специальному алгоритму, позволявшему составить, так сказать, подробное меню всех возможных девиаций. И по первому же щелчку мыши эти диагнозы навсегда застревали в личной метадате… ...
– Уже в те годы офицер спецслужб мог увидеть подробное секс-досье на любого гражданина, имеющего привязанные к личным аккаунтам девайсы – а все девайсы, засвечивались после первого же использования кредитной карточки или электронной почты… Мало того, на гаджетах уже тогда стояла дистанционно управляемая камера, а потребители свято верили, что она работает только тогда, когда рядом горит махонькая зеленая лампочка, хе-хе-хе… И каждый почему-то считал себя обязанным носить в кармане так называемый смартфон – микрофон и глаз сразу нескольких спецслужб. Это было, как людям объясняли в медиа, современно и престижно… <...>
С тех пор технологии наблюдения стали неизмеримо совершеннее. А после появления внутримозговых подключений говорить о каком-то сопротивлении сканированию просто смешно. Тебе не понять этого олимпийского всемогущества, этого божественного всеведения, с которым смотрит в ваши души любой офицер спецслужб с полным допуском…

2
0
2