тоталитаризм

Я давно и не без изумления наблюдаю вокруг волну ностальгии по нашему недавнему прошлому. Конечно, понятно желание людей, чтобы жизнь была прочной и надёжной, чтобы не было больше обесценивания денег, непристойного богатства деловых братков и нищенства пенсионеров... Но, ностальгируя по советским временам, мы как-то забываем о том, что это такое было: жить в закрытом наглухо пространстве, отгороженном от всего остального мира стеной лжи. Пространстве, в котором тебя в любой момент могут взять люди в штатском, и ты пропадёшь навсегда, и никто даже не осмелится спросить — что же с тобой стало. Вот моя мама рассказывала про довоенный выпуск в её школе. Кто-то из старшеклассников неудачно пошутил. И все три выпускных класса прямо с выпускного вечера были взяты органами госбезопасности. Те, кто смог выжить, вернулись из лагерей много лет спустя. Песни, оставшиеся от «Наутилуса» — напоминание всем нам; напоминание и предупреждение: хотим ли мы, чтобы это повторилось. Именно об этом болело сердце у Ильи Кормильцева. И теперь, когда его нет больше с нами, кто теперь будет дежурить у колокола?

Пояснение к цитате: 

Отрывок из 103-го выпуска еженедельной авторской программы Бориса Гребенщикова "Аэростат", посвящённой Илье Валерьевичу Кормильцеву - поэту, переводчику, редактору, основному автору текстов песен группы "Наутилус Помпилиус" (06.05.2007).

1
0
1

В традиции считается, что изгнать беса можно только одним образом — назвать его по имени. Бес безвыходного тоталитарного режима был назван по имени в песне «Скованные одной цепью». Слова песни перечисляют то, что мы видели каждый день и принимали за очевидную неизбежность, но собранные вместе эти наблюдения становятся диагнозом. Или молитвой, изгоняющей беса. И бес не выдержал.

Пояснение к цитате: 

Отрывок из 103-го выпуска еженедельной авторской программы Бориса Гребенщикова "Аэростат", посвящённой Илье Валерьевичу Кормильцеву - поэту, переводчику, редактору, основному автору текстов песен группы "Наутилус Помпилиус" (06.05.2007).

1
0
1

Потом меня спросили, что такое тоталитарное государство. Я отвечал:
—  Государство, где всё, что не запрещено, то обязательно.

1
0
1

— Мистер Адамс, нарушителя не видно.
Да потому что, он сейчас сидит прямо передо мной в бункере, придурок.
— Как величественно. Даже если всё это краденно-перекраденно. Нам нужно поговорить.
— Это символ тоталитаризма, он и должен быть величественным, ну как скелет динозавра. Но местами уродливо... А поговорить. Что телефон потерял? Так нужно было сказать ребятам из Хьюстона.

Пояснение к цитате: 

Про Хьюстон шутка с двойным дном В Хьюстоне находится крупнейшая следящая система. отслеживания мобильных и космическая система слежения и намек на фразу с Аполло-13: "Хьюстон, у нас проблема".

1
0
1

Идеальный человек тоталитарного режима — не убежденный нацист или коммунист, а тот, для кого различие между фактом и вымыслом, правдой и ложью больше не существует.

1
0
1

Совершенно очевидно, что в конце того пути, по которому мы сейчас идем, находится тоталитаризм.

Пояснение к цитате: 

«Правила жизни Джереми Айронса», журнал Эсквайр (Esquire).

3
1
4

Тоталитаризм стремится не к деспотическому господству над людьми, а к установлению такой системы, в которой люди совершенно не нужны.

0
0
0