выбор

— Почему сегодня не убил меня, а? Я был в твоих руках.
— Нужно было убить, так ведь? Палец не нажал на курок. Если бы шел, то может выстрелил бы, но того, кто едет на велосипеде, я не могу застрелить. Если бы оружие было у тебя и на велосипеде ехал я... Ты бы выстрелил в меня?
— Выстрелил бы.
— Значит у нас не так много общего. Человек верит в то, во что хочет верить.
— Я тот, то готов убивать и умереть. Ты такой?
Нет, я на стороне жизни!

0
0
0

— Название Жирберуа вам о чем-нибудь говорит? Его носит... носила деревня в паре часов езды отсюда. Тихое место, где путники обычно не задерживаются. Но там жила сотня человек, или чуть больше. Это был наш дом. Однажды в него пришла чума. Те кто на рассвете был здоров, к закату умирали.
— Почему вы обвиняете меня? Чума неподвластна королю.
— Чума была свирепой, но она быстро пошла на спад. Мы даже начали думать, что Господь нас пощадил. А затем поступил приказ короля, въезд в деревню перекрыли, чтобы остановить болезнь. В любого, кто пытался бежать — стреляли.
— Чумные деревни положено закрывать, чтобы спасти другие.
— Нам должны были привезти еды, но ее так и не привезли. Нас погубила не болезнь, а голод. Ваше безразличие убило нас. Я видел свою семью, жену и двоих сыновей и должен был выбирать, кому достанутся объедки, что я нашел. Выбирать кому жить, а кому умирать. Моя жена не притрагивалась к еде, пока голодали её дети. Она угасла у меня на глазах. В конце у меня осталось достаточно еды лишь для одного из сыновей, я должен был выбрать. Но я одинаково любил их обоих, так что я бросил монетку и положился на судьбу. Спасся мой младший сын, но спустя неделю умер и он. Теперь и вы тоже поймете, каково осудить невинного на смерть, чтобы спасти другого.

2
6
1
0
1

Я вспоминаю свою прошлую жизнь так, словно она была скучным сном в долгую ноябрьскую ночь: за окном шумит бесконечно-нудный дождь, и ты под этот монотонный звук спишь, спишь, спишь… И тебе снятся не то обрывки ушедших дней, не то причудливые тени непрожитого.
Мне кажется, что где-то есть далёкие миры, в которых живут своей жизнью все варианты твоей судьбы — того, что ты когда-либо мог прожить, но не прожил. Выбирая один путь, ты отсекаешь другие — и их миллиарды в каждом мгновении жизненного потока, именуемого тобой «я».

0
0
0

За тебя твой путь не пройдёт никто.
Ты на все ошибки имеешь право.
Я не стану лезть. Ты идешь на дно…
Оттолкнёшься! Верю. Увидишь правду,

ощутишь весь холод, захочешь жить,
выплывать, зажечься, светить, меняться,
наполнять любовью и счастьем дни,
не тонуть в тоске, за друзей держаться.

А пока что… Солнце, холодный март.
Ничего. Продолжаем тихонько жить.
Не сдавайся и не забывай летать.
Не позволь никому себя погасить.

2
0
2

Я скучаю по музыке счастья, а не тоски.
По весне, по надежде, задором в душе звенящей.
По распахнутым душам, как будто огоньки
освещающим зрителям двери в настоящее.

Мне не нравится, солнце, видеть тебя таким:
угасающим, сдавленным, опустившим крылья.
Это выбор – твой. Но ведь жизнь-то, мой друг, пойми,
пока ты плутаешь, галопом несётся мимо.

0
0
0

— Жан?
— А?
— Я не знаю, что мне делать.
Ты это о чём?
— Скажи... ты веришь в судьбу?
— Даже не знаю. Зависит от того, как на это посмотреть.
— Когда я думаю о судьбе, я не думаю о преднамеренном исходе, которого не избежать. Скорее, это как некая конечная цель. Что-то, к чему ты идёшь всю свою жизнь.
— О... Если так, тогда понимаю, да.
— Да... Но, что бы ты сделал, если бы случилось нечто такое, чего ты не ожидал? Что-то такое, что встаёт между тобой и твоей судьбой?
— Эм... Что?
— Или, если это нечто исполнит твою судьбу мгновенно, но ценой того, кем ты был?
— Пирра, я не понимаю...
— Я и сама едва ли что понимаю! Такого не должно было произойти!
— Пожалуйста, прости меня! Я просто пытаюсь понять, что пошло не так...
— Я всегда считала, что мне суждено быть охотницей. Защищать людей. И я точно знаю, что я хотела именно этого. Искренне. Но теперь я не уверена, что смогу.
— Конечно сможешь! Пирра Никос, которую я знаю, никогда не спасовала бы перед подобным испытанием. И если ты реально считаешь своим призванием спасать мир, ты не должна чему-либо позволить встать у себя на пути!
— Хватит...
— Пирра? Я что-то не то сказал?
— Жан... Мне так жаль...

3
8
0
0
0

— ... Итак, позволь мне уточнить. Ты могла прийти за помошью к кому угодно. Могла нанять целую банду головорезов. Купить с потрохами Охотника, который сошёл «праведного пути». Но вместо всего этого ты пришла ко мне?
— Потому что ты именно тот, кто нам нужен. Твои навыки, твоя харизма. Ты исключительно ценная персона, Адам. И мы много думали над тем...
— А думать надо бы хорошенько! Если ты правда понимала меня, ты бы знала, что приходить сюда было ошибкой. «Белый Клык» вам — не продажные бандиты. Мы — сила революции!
— Я же думаю, что наш план будет выгодным для всех, кто в нём учавствует. У меня есть коллега в Вейле, и он тоже мог бы помочь тебе с твоей революцией. Но без твоих бойцов это едва ли получится. Всё, что нам нужно...
— ... это уйти отсюда. Ты хочешь, чтобы мои собратья сражались и умирали за твои идеи. Человеческие идеи. В этом я учавствовать не собираюсь.
— Как угодно.

3
7
0
0
0